LP (винил): Кола Бельды "Белый остров" (LP)

Цена: 3000 р.

Количество:
 

Издательство: Everland Psych, Ebalunga!!!, 2022

Вес: 250 г.

Описание:
Чёрный винил, вкладка, открытки, производство — Австрия.


Side  A
1. Master Of Forest / Хозяин леса (Песня Манси)
2. Seagull / Чайка (Долганская песня)
3. Coming Home / Возвращение домой (Чукотская песня)
4. To The Ocean / К океану (Юкагирская песня)
5. A Hunter / Охотник (Эвенкийская песня)

Side  B
6. Fisher-Woman / Рыбачка (Эвенская песня)
7. Holiday / Праздник (Эскимосская песня)
8. White Island / Белый остров (Саамская песня)
9. By Dog Sledge / На нартах (Хантыйская песня)
10. My Darling / Любимая (Хантыйская песня)
11. Greeting / Приветствие (УльчскаU

Обработки и аранжировки А. Лаврова
Слова Л. Полина
На русском языке
Инструментальный ансамбль под управлением Александра Лаврова

Звукорежиссер М. Коровин
Редактор К. Симонян
Художник А. Григорьев. Фото Г. Прохорова

Первое переиздание от Ebalunga!!! в серии запланированных переизданий наследия Кола Бельды на CD и виниле. Тщательно ремастированные песни и оригинальные художественные работы, а также эксклюзивные открытки с рисунками Ольги Бельды, жены Кола Бельды.

Жизнь Колы Бельды могла бы стать сценарием для фильма, и нет сомнения, что однажды кто-нибудь снимет кино о творчестве и жизни легендарного артиста. К сожалению, мы ограничены текстовым форматом и не можем выходить за рамки нескольких строк.
Кола Бельды родился в 1929 году на Дальнем Востоке России и после Второй мировой войны (ему было 15-16 лет!) начал работать и изучать музыку и вокальную технику. С 1957 года, став большим артистом, более 30 лет Кола Бельды гастролировал по стране и за рубежом. Он выступил в 46 странах мира, став таким же узнаваемым в Европе, как и в Союзе. В 1972-1973 годах после новаторской песни "Увезу тебя я в тундру" он стал одним из самых популярных и любимых артистов в СССР. Кола Бельды был заслуженным артистом РСФСР (1985), заслуженным артистом Якутии, заслуженным артистом Бурятии.

Помимо популярной стороны своего творчества, Бельды всегда тщательно работал над сохранением культурного наследия нанайского народа, его традиций и песен. Эти песни, интересные для более искушенных слушателей, представлены в альбоме "Белый остров".

Голос Кола Бельды звучный, приятного тембра, нечто среднее между тенором и лирическим баритоном. Пение Бельды несет в себе некоторые черты бельканто, кантилены, но, с другой стороны, производит впечатление любительского. Как нанаец, Кола Бельды выступал словно от имени всех малых народов Дальнего Востока, Сибири, Крайнего Севера. Тема малых народов СССР, живущих практически натуральным хозяйством, принадлежала только Бельды. Герои его песен — чукчи, нанайцы, удэгейцы, нивхи, орочи, ханты, коми и т.д., живущие своей простой жизнью, простодушные, добродушные труженики — рыбаки, моряки, охотники, оленеводы. Кола Бельды прославил красоту тундры и Крайнего Севера, поэтизировал уроки малых народов. Он пел о Чукотке,
Нарьян-Маре, Сахалине, о тундре и тайге. Отдельный мотив в творчестве артиста — олени и все, что с ними связано.
Афиша-Волна:
...альбом «Белый остров». Альбом, который был записан в конце 80-х, в самый разгар перестройки, когда эта самая советская эстрада внезапно перестала быть кому бы то ни было нужна, превратилась в общественном сознании в реликт уходящих времен, стала объектом издевательского постмодернистского освоения для новой передовой культуры. Альбом, который к этой самой эстраде не имеет уже почти никакого отношения.

Это удивительная, небывалая музыка. Напоминающая примерно все, что музыка артиста вроде Кола Бельды, казалось бы, в принципе не может напоминать, — и при этом ни на что не похожая. Крайне минималистичная (из инструментов здесь временами только варган да бубен, ну и синтезатор), но при этом очень насыщенная. Она напрашивается на массу определений, но все их приходится очень непривычным образом уточнять. Таежный индастриал. Минимал-вейв Крайнего Севера. Местами даже и своего рода оторопелый психофолк — почти в духе ранних записей Animal Collective. Местами — да, примерно эстрада, но только существующая на другой, незнакомой почве, где внизу — вечная мерзлота, а сверху — северное сияние. Ну и голос — голос тут у Бельды иной, чем прежде: монотонный, торжественный, мистический, именно что вмерзающий в вечность.

Как я уже говорил, «Белый остров» то и дело всплывает в различных интернет-источниках на правах советской феноменальной редкости и дикости. При этом, однако, про альбом почти ничего толком не известно. Ну то есть да, факт: на пластинке записаны настоящие песни малых народов Крайнего Севера — манси, долганов, эвенков, эскимосов, ульчей и так далее; причем все они переведены на русский. Ну да, вроде бы эти песни Бельды годами собирал у представителей этих самых народов. Но на этом и все — как, кем и почему это было сделано, никто не знает и, кажется, не пытался выяснять; обычно сообщается, что диск записан «вместе с московскими минимал-музыкантами» — и все, что бы это ни значило. Мы решили исправить досадное упущение и обратились к вдове Кола Бельды, кандидату культурологии Ольге Александровне Бельды с просьбой ответить на ряд вопросов об истории создания «Белого острова». Ольга Александровна любезно откликнулась, и ниже мы публикуем ее разъяснения.

«Кола Бельды вспоминал, что в 70-х годах прошлого века он решил посвятить свою жизнь и работу собиранию и сохранению уникальных национальных песен северных народов. Работа была архисложной по причине малочисленности носителей этого фольклора. Стариков, знающих традиции и язык, становилось все меньше. Для того чтобы найти одного селькупа, который помнил песни дедов, артисту пришлось исколесить пространство от Кольского полуострова до Камчатки. Наконец нашел-таки он такого человека. Поставил перед ним магнитофон, попросил спеть. И он запел. Сначала — старую песню, а потом о своем, о том, что волнует его. Пошла такая импровизация! Это было удивительно — есть какая-то основа, а дальше — фантазия каждого исполнителя!

Несколько лет назад в Москве я встречалась с московским музыкантом Александром Лавровым, который производил аранжировку материала, ставшего основой диска. Он сообщил, что в творческом процессе были задействованы подлинные раритеты. При прослушивании пластинки слух улавливает, например, стук дерева по дереву. Это звучит дуэнтэ — ритуальный музыкальный инструмент, использовавшийся во время медвежьего праздника у нанайцев, ульчей, нивхов, с эпохи неолита живущих в дельте реки Амур. Дуэнтэ представляет собой подвешенное на крестообразные стойки двух-трехметровое еловое бревно, в котором выдалбливались отверстия различной величины. При ударе деревянной колотушкой по такому инструменту раздавались звуки разной высоты. Конечно же, в музыкальное полотно песен были вплетены звуки древнего хомуса (варгана, кункаи — названия у разных народов), сделанного из металла, бамбука или кости, издающего вибрирующие звуки. Устрашающе звучат янгпа — ритуальный шаманский пояс с металлическим подвесками — и унчху′, бубен шамана. Шелестят ритуальные стружки, предназначенные для изгнания злых духов.

Поскольку страна наша многонациональная, перевод песен на русский язык был естественным выбором творческой группы во главе с Н.И.Бельды, результатом стремления донести до слушателя смысл, заложенный в первоисточнике. Прежде чем записать в студии, музыканты много репетировали и во время концертов исполняли песни северян, чтобы проверить реакцию публики. Так было и во время зарубежных гастролей, в том числе на Празднике газеты французских коммунистов «Юманите» в 1987 году. О трудностях перевода мне рассказала московская поэтесса, журналистка Юлия Горжалцан. По ее воспоминаниям, работа над переводами песен на русский язык была очень интересной и необычной. С одной стороны хотелось, чтобы русский вариант был как можно ближе к оригиналу, слова которого были необычайно свежими и яркими. С другой стороны — хотелось, чтобы песни были доступны массовому слушателю. Например, как было сложно перевести на русский язык словосочетание «Девушка с лицом цвета коры лиственницы». Красиво, экзотично, очень точно! Но как уложить это определение в песенную строку...

Свою лепту в творческий процесс работы над русскоязычным вариантом песен вносил и друг Кола, журналист телепередачи «Время» Леонид Кушнаренко (псевдоним — Леонид Полин). Интересно было наблюдать за этой троицей. Спокойный, увалистый, как медведь, Леня Кушнаренко, совсем молодой — это была его первая пластинка — Саша Лавров. И подвижный, как ртуть, жестикулирующий, стремительный Кола. «Лебедь, рак и щука», — смеялась Юлия. И удивительно — в результате совместной работы этих трех непохожих людей появились песни, полные очарования и нездешней прелести».

Какой из всего этого следует вывод? Как водится, никакого. Наверное, выйди «Белый остров» в другое время и в другом месте, судьба этой записи сложилась бы совсем иначе — в конце концов, такая мощная и неочевидная звуковая работа с редчайшими источниками много где ценится и ценилась; произойди это все на 10 лет позже, Кола Бельды вполне мог бы выступать на каком-нибудь WOMAD. Но в 88-м, понятно, всем было не до того. Вскоре после записи пластинки Бельды вместе с семьей переехал из Москвы на Дальний Восток, поближе к корням; а в 93-м с ним случился инфаркт, чуть ли не когда он стоял в очереди в магазине, и приехавшая скорая уже не смогла откачать артиста. Но «Белый остров» — пусть и на странных правах общеизвестной редкости — все-таки остался: такой же косолапый, седой, мохнатый и величественный, как герой первой песни на этой пластинке.


Авторы:
Кола Бельды

Кола Бельды - Белый остров (LP)

Дополнительные изображения


Оставьте отзыв об издании
Имя
Отзыв
Код

Рекомендации:


Кола Бельды "Белый остров"
Ebalunga!!!, Everland Jazz, 2022
1100 р. В корзину