Ссылки

CD: Крупнов Анатолий - "Postальбом" (2CD)

Временно нет в наличии 

 

Издательство: Real Records, 2000.

Вес: 180 г.

Краткое описание:
Комплект из двух дисков, jewel box, 4-стр. буклет. Упрощённое издание.


CD1
1. Иди за мной
2. Семь бед
3. Холодные дни
4. Yesterday Is Here
5. Новая жизнь
6. Мама
7. Белый танец
8. Жираф
9. Наркотик
10. Плещут холодные волны

Состав:
Анатолий Крупнов – бас-гитара, голос;
Дмитрий Варшавчик – гитара;
Александр Митрофанов – ударные, перкуссия;
Рушан Аюпов – баян, аккордеон, клавишные (4, 6);
Алексей Ермолин – саксофон (7), вокал (10);
Сергей Воронов – гитара (3, 4);
Александр Ф. Скляр – вокал (9);
Сергей Савин – вокал (7).

Бэк-вокал: Маша Кац, Александр Ф. Скляр, Алёна Кулагина, Рушан Аюпов, Алексей Ермолин, Александр Митрофанов, Александр Юрасов, Дмитрий Варшавчик.

Музыка и тексты Анатолия Крупнова, кроме:
1 – стихи Зинаиды Гиппиус
4 – песня Тома Вэйтса (Tom Waits), записана для альбома «Чужие песни и несколько своих»
8 – песня Владимира Высоцкого, записана для сборника «Странные скачки»
10 – народная, записана для сборника «Митьковские песни»

CD2
1. Гарик Сукачёв – Отель исполнения желаний
2. Александр Ф. Скляр – Черная принцесса
3. Юрий Шевчук – Билет на ту сторону
4. Александр Ф. Скляр – Бес
5. Гарик Сукачёв – Автобус 666
6. Константин Кинчев – Илья (Сказ)
7. Сергей Савин – С тобой
8. Юрий Шевчук – Дом желтого сна (ч. 3)
9. Жан Сагадеев / Павел Фролов – Волк
10. Константин Кинчев – Мой мир

Состав:
Юрий Шевчук – вокал (3, 8);
Игорь (Гарик) Сукачёв – вокал (1, 5);
Константин Кинчев – вокал (6, 10);
Александр Ф. Скляр – вокал (2, 4);
Сергей Савин – вокал (7);
Павел Фролов, Жан Сагадеев – вокал (9).

Анатолий Крупнов — бас-гитара (6, 8, 9);
Дмитрий Варшавчик — гитара, бас-гитара (2-5, 10);
Алексей Осташев — бас-гитара (1, 4, 7);
Александр Митрофанов – ударные, перкуссия;
Рушан Аюпов – баян, аккордеон, клавишные (3, 4, 8);
Пётр Тихонов — труба (5, 7);
Алексей Ермолин – саксофон (5);
Александр Казанков — этнические флейты (4);
Сергей Воронов — губная гармошка (5);

Бэк-вокал: Кирилл Немоляев, Софья Кругликова, «Cool &Jazy», Рушан Аюпов, Дмитрий Варшавчик, Александр Митрофанов, Александр Юрасов

Музыка и тексты Анатолия Крупнова.

Пресс-релиз Real Records:
Основатель группы Чёрный Обелиск, автор большинства песен, неординарная, многогранная и очень яркая личность, профессионал высокого класса и, наконец, просто безгранично обаятельный и дружелюбный человек… Анатолий Крупнов…
Окончив музыкальную школу по классу скрипки, он стал одним из лучших бас-гитаристов своего времени. В юности Анатолий Крупнов играл в джаз-роковой группе ПРОСПЕКТ. В 1986 году совместно с ударником этого коллектива они создают «Чёрный Обелиск», который становится неотъемлемой частью и делом всей жизни Крупнова. Несколько позже, во время временного распада коллектива, Анатолий присоединяется к группе SHAH и в Германии записывает с ними альбом «Beware».
Но от судьбы не так легко уйти, и Толик снова решает вернуться к своему детищу: Чёрному Обелиску…. С 1994 по 1996 год он параллельно работает в группе НЕПРИКАСАЕМЫЕ, помогает ДДТ в аранжировке альбома, участвует в проектах “Митьковские песни”, “Ван-Моо” и “Странные скачки”, а также приходит к давно назревавшему решению радикально изменить стиль Чёрного Обелиска, набрав новый состав из 3-ёх человек, что даёт ему большую свободу самореализации как басиста, но несмотря на это не приносит полного удовлетворения. В 1996 году Крупнов заканчивает запись сольного альбома проекта “Крупский Сотоварищи”, в который наряду с его собственными песнями вошли произведения Кутуньо, Л. Коэна и др. Свой талант Анатолий Крупнов проявлял не только в музыке, но и в других областях искусства: он снялся в одной из главных ролей в фильме “Научная секция пилотов”, сыграл в спектакле “Контрабас”, работал над книгой “Размышления пожилого мальчика”, написал множество стихов, из которых, к сожалению, до нас дошло лишь одно... Также Крупнов провёл серию передач о вреде наркотиков на “М-Радио” под названием “Новая жизнь”.
Но…27 февраля этот талантливый человек внезапно уходит из жизни….. Ему было всего 32 ...
Он успел записать полностью несколько песен к своему новому альбому, к остальным - лишь треки бас-гитары и частично вокал. Несмотря на это, альбом вышел в свет при содействии многих известных музыкантов и был назван POSTАЛЬБОМ.
Дело его продолжает жить… Ты ушел, но осталась музыка, остались стихи, осталась память...

Рассказ об альбоме, опубликованный на официальном сайте Анатолия Крупнова:
В 2000 году, спустя три года после смерти Анатолия Крупнова, выходит двойной памятный CD «Анатолий Крупнов / Postальбом», дописанный музыкантами последнего состава «Черного Обелиска» Дмитрием Варшавчиком и Александром Митрофановым. Первый диск представлял собой песни, которые Крупнов так или иначе, но успел записать. А второй содержал написанные, но незаписанные им композиции, спетые его товарищами: Гариком Сукачевым («Неприкасаемые»), Юрием Шевчуком (ДДТ), Александром Ф. Скляром («Ва-Банкъ»), Константином Кинчевым («Алиса»), Сергеем Савиным («Ван Моо»), Жаном Сагадеевым («E.S.T.») и Павлом Фроловым (байк-клуб «Ночные волки»).

Для того, чтобы стала понятна уникальность этого проекта, достаточно привести высказывание Гарика Сукачева: «Эта запись оказалась тяжела для ребят, которые больше всех ее и делали — для гитариста Мити Варшавчика и барабанщика Сани Митрофанова — и не только по личным причинам. Дело в том, что бо́льшую часть песен с альбома ребята помнили и даже репетировали с Толиком, но была и часть вещей, которые они даже не начинали делать. Фактически — заново рожденные песни, которые до того были сыграны на гитаре, однажды Толиком спеты — их приходилось заново воссоздавать. Скажем, «Автобус 666» – там была записана только бас-гитара, и я, когда послушал этот материал, понял, что все это очень сильно связано с тем, что мы делали в «Неприкасаемых»: и интонации, и стилистика. Поэтому у меня не возникло сомнений ни в плане аранжировок, ни в плане того, как мы это поем – это была абсолютно наша музыка»

На все 100% завершёнными композициями первого альбома можно считать только те, которые были перенесены из других сборников, такие как: «Плещут холодные волны» (сборник «Митьковские песни»), «Жираф» (сборник «Странные скачки») и записанный много ранее, в 1994 году, кавер на песню Tom Waits «Yesterday Is Here», а также не законченные до конца, не сведённые Крупновым, но, в целом, им одобренные песни: «Белый танец» и «Семь бед» (в последней А. Крупнов тоже успел спеть лишь черновой вокал).

Песни «Иди за мной» и «Мама» были записаны Толей под бас-гитару просто как эскизы, черновики для будущих аранжировочных решений, а не как окончательные версии. В том изначально незавершённом виде и пришлось включить их в POSTальбом!

Песню «Холодные дни» Толя задумывал как дуэт, даже сохранился черновой текст для женской партии. Он серьезно и долго раздумывал над тем, кого пригласить для совместного исполнения: А. Апину, А. Варум, Т. Буланову, М. Кац или К. Орбакайте.

На студии Крупнов спел черновой вокал, которым он наметил структуру песни перед записью гитары, намеренно оставив пустыми «музыкальные квадраты», подготовленные для женских партий. После Толиной смерти мы так и не решились пригласить какую-либо из предполагаемых вокалисток на запись и при сведении материала просто вырезали оказавшиеся теперь «лишними» музыкальные квадраты. Так дуэт «Холодные дни» превратился в песню, остался только черновой вокал, женская линия, отражающая вторую часть текста, так и осталась не спетой, а исходный замысел Крупнова остался незавершённым.

Песня «Наркотик» изначально Крупновым не задумывалась как дуэт. Толя так же, как и в «Холодных днях», спел на студии черновой вокал, кое-где горланя ла-ла-ла вместо слов, таким образом размечая структуру песни для облегчения записи гитары. К сожалению, набело спеть не успел. Много позже Александр Ф. Скляр помог сложить эту песню, спев недостающие слова текста вместо Толиных ла-ла-ла. Вот так, невольно, из голосов А.Ф. Скляра и А. Крупнова сложился дуэт.

Песни «С тобой» и «Белый танец» Крупнов сочинил специально для совместного проекта, задуманного им совместно с Сергеем Савиным из гр. «Ван Моо». Эти песни подразумевали рэповую «читку» в куплетах и распевный припев.

Остальные песни писались им для «Чёрного Обелиска» и Сотоварищей… POSTальбом объединил их. Конечно, Анатолий сделал бы всё намного лучше!

Вспоминает продюсер POSTальбома, директор Анатолия Крупнова и группы «Чёрный Обелиск», а также проекта «Крупский Сотоварищи» Александр Юрасов:
«Когда мы приступили к реализации «POSTальбома», то столкнулись с множеством проблем. Далеко не все из 20 сочиненных Толей за последний год жизни композиций были придуманы и аранжированы до конца. Именно поэтому многие из них выглядят довольно сырыми. А такие песни, как «Игла», «Нечем мне себя утешить», «Воины» вообще существовали у Толи лишь в голове и в виде текста. Бывало, он наигрывал отдельные музыкальные идеи, но группа («Черный Обелиск» – Александр Митрофанов и Дмитрий Варшавчик) к воплощению их так и не приступила. Реализуя «POSTальбом», мы постоянно били себя по рукам, чтобы максимально избежать всяческой отсебятины и не зайти слишком далеко в музыкальной трактовке».

Сергей Воронов («Crossroads»), коллега А.Крупнова: «Остались некоторые басовые партии Толика, многие вещи с его голосом – черновые записи, но их решили оставить, и правильно сделали».

Константин Кинчев («Алиса»), приглашенный вокалист и друг А. Крупнова: «Первая сторона альбома – это «Черный Обелиск», а вторая сторона – это довесок, получается, потому что Толян, мне кажется, сделал бы все лучше, чем мы, несмотря на имена… Вот «Илья» – из серии тех песен, что были в последний момент написаны. По-моему, она даже и не дописана, там конца нет. Но было здорово ее распевать в подпитии. Поэтому я попытался спеть эту песню, но, конечно, у Толяна лучше получилось бы, наверняка. Но я, видит Бог, старался».

«Это рок-н-ролл, а не металл, ребята!» (А. Крупнов)

«В тот момент он просто перерос стареющий на глазах жанр hard&heavy, перерос своих не желающих дальше двигаться за ним музыкантов. Ему захотелось играть что-то не просто драйвовое, но и фанк, рок-н-ролл, меймстрим, джаз…
…Да дело даже не в жанрах. Крупнов всегда был куда интереснее, выше и глубже жанров, которые играл. Если в нашем рок-н-ролле, не говоря уже о «тяжёлой музыке», был свой Высоцкий, то это был он. Быть, а не существовать! Если быть, то быть лучшим! Крупнов всю жизнь стремился быть на шаг впереди всех, не останавливаться, не деградировать, а развиваться. Если ему становилось тесно в стилистических рамках, то он без тени сожаления отбрасывал их и двигался вперёд, к новой форме, под кожей чувствуя пульс новой, живой перспективы.

В патетичный театр а-ля «Dream Theater», с мистикой и готикой, мудрёно-разнообразными переходами от одной темы к другой, с пиротехникой, цепями и вращающимся черепом Толя наигрался в «Обелиске» образца 86-88… Три года верил, искренне проживал, «боролся со злом, демонстрируя его», но вскоре повзрослел и охладел к «театральному жанру».

Вслед за новой любовью к «Metallica», «Megadeth», «Anthrax» ему захотелось новых ощущений: пульса, ритма, напора, бешеной скорости, и амбициозный Толик, через волевое усилие набрав басовой техники и мощи, с группой SHAH довольно бодро исколесил пол-Европы и часть СССР.

Через пару лет изнурительного «thrash-маршрута» Крупнов – басист – виртуоз, сыграв все «безумные ходики-хотелки», в полной мере удовлетворил свои амбиции и принялся скучать и пить… …Пока идея возрождения «Чёрного Обелиска», перспектива свободы личного творчества и, конечно, игра барабанщика Сергея Комарова не дали Крупнову новый импульс к дальнейшему росту. Начав возрождение группы с привычного высокотехничного «мочилова», Крупнов с самого старта принялся искать свой новый неповторимый стиль. Так родился «Ещё один день» – альбом-прорыв. С ним Крупнов шагнул далеко вперёд/

Под жирный, упругий аккомпанемент, набитый под завязку синкопами и ритмическими сбивками, Крупнов запел озорно, дерзко и бодро. Не оставив ни капли от былой мистики и романтизма, без тени смущения, Крупнов завернул в свою «озорную удаль» и «лихую злость» суровую окружающую действительность 90-х и холодный реализм бытия. Казалось, что всё найдено, у «Чёрного Обелиска» появился свой, неповторимый почерк, который можно бесконечно долго эксплуатировать. Но в отличие от остальных участников коллектива Крупнова достигнутый результат удовлетворял лишь короткое время. Что соблазнило Крупнова после таких прорывов в драйве, структуре, ритме, после такого всплеска музыкального задора и огня? Что его привлекло?

Постараюсь предположить – СЛОВО! Слово выступило на первый план и, потеснив музыку, стало главенствовать. Крупнов взрослел и всё больше стал проявлять себя не как автор текстов, а как поэт. В словах ожил его дух, творчество и интеллект. Следуя за смыслом слова, стала меняться интонация. Она становилась всё более исповедальной, предельно искренней и потащила за собой музыку в «банальный» аккомпанемент, дающий тексту возможность раскрыться для слушателя. Драматургия текста ожила и принялась диктовать Крупнову его новые песни. Гениальное – просто, и Крупнов шагнул к простоте музыкальной формы – песенному мейнстриму. «Я остаюсь» – эту нетленку Крупнов написал в 92-м и сделал с тяжёлым составом, но душа уже рвалась за текстом улететь в Sка.

Помню, он курил, стоял со мной на трибунах «Зелёного театра» в ожидании смены на студии SNC. Шла запись альбомов «Стена» и «Я остаюсь». Крупнов не показывал вида, но чувствовалось, что он не особо доволен результатом записи. Я восторженно комментировал какой-то музыкальный пассаж, на что Толя сказал, что только та песня хороша, если её любой мальчишка для своей девчонки захочет в подъезде на раздолбанной акустике спеть и сыграть, и не просто захочет сыграть, а сможет. Наверное, простота такого рода сложнее всего.

В 1993 году на студии SNC Толя предпринял первые попытки переаранжировать старые, проверенные боевики. В песню «Серый святой» забрела партия клавиш от Рушана Аюпова, на припевы «Мы в пути» Крупнов притащил Гарика Сукачёва, в акустическую «Стену» вписал испанского гитариста. Шёл активный поиск новых красок, но старый материал был скроен слишком крепко и не поддался Толиному эксперименту по переплавке «тяжеляка» в рок-н-ролл. Остальные музыканты Обелиска на студии SNC отыграли каждый своё: отточенное, старое и привычное, и смотрели на метания своего лидера как на забавное чудачество.

Но Крупнов уже шёл к своему новому будущему, сбрасывая по дороге старую «кожу». Он желал нового, более искреннего музыкального материала, и это чувство неудовлетворённости вылилось в его поездки к ДДТ, в работу по созданию супергруппы «Неприкасаемые», а чуть позже в гастроли с кумирами юности – группой «Воскресение».

Постепенно у Крупнова стала вызревать новая форма сценического высказывания, основанная на тексте, на простоте и универсальности музыкальной подачи.
Этот поиск нового у Крупнова начался ещё тогда, в 93-м, на SNC при записи альбомов «Стена» и «Я остаюсь». Лидер уже не любил, как прежде, свой ставший для многих классикой тяжёлый материал, а начинал грезить другими смыслами, слишком далёкими от старого «Обелиска».

Спустя два года Анатолий Крупнов смог окончательно завершить начавшуюся трансформацию стиля своей группы, сложив для себя новый пазл с помощью гитариста Дмитрия Варшавчика и барабанщика Александра Митрофанова».


Авторы:

Чёрный ОбелискАнатолий КрупновАлександр Ф. Скляр
Ва-БанкъГарик СукачёвКонстантин Кинчев
Юрий ШевчукЭ.С.Т.



Крупнов Анатолий - Postальбом (2CD)

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Чистяков Фёдор "Кинопробы"

Отделение ВЫХОД, 2010. Добавить в корзину

Цена: 300 р.

Разработка и cопровождение - Выргород