Ссылки

CD: Артёмов Вячеслав - "A Sonata of Meditations; A Garland of Recitations; Totem"

Временно нет в наличии 

 

Издательство: Divine Art Recordings, 2019.

Вес: 90 г.

Краткое описание:
Подарочное издание, jewel box, 28-стр. буклет. Издано в Австрии.


Соната размышлений 28:05
1. I. Утреннее размышление 7:59
2. II. Послеполуденное размышление 5:15
3. III. Вечернее размышление 9:50
4. IV. Полночное размышление 5:00
Ансамбль ударных инструментов Марка Пекарского

5. Гирлянда речитаций 29:29
Владимир Пакуличев, флейта;
Анатолий Любимов, гобой;
Лев Михайлов, саксофоны;
Валерий Попов, фагот;
Академический симфонический оркестр Московской
государственной филармонии, дирижёр Вирко Балей

6. Тотем 11:58
Ансамбль ударных инструментов Марка Пекарского:
А.Булатов, С.Ветров, С.Амплеев, Е.Рябой, С.Маньковский, М.Пекарский

Вступление
История музыки знает множество примеров, когда уникальность языковой и эмоциональной выразительности (а зачастую, эти два аспекта неразрывно связаны друг с другом) позволяла композиторам следовать по своему собственному творческому пути, в независимости от широкой общественности и критического восприятия их искусства.
Музыка – это язык. Многие музыкальные идеи можно выразить разными путями. Однако готовое произведение – это абсолютно неповторимый живущий во времени организм. Музыкальное произведение любой длины, будь то пара минут или несколько часов, начинается в определённый момент и продолжается до своего логического финала, а каждое следующее событие непрерывно связано с предыдущим. Природа эстетического выражения – а точнее то, что хочет донести композитор, – это тема, открытая для обсуждения и изучения, особенно если это выражение является достаточно захватывающим, чтобы заставить слушателя углубляться все дальше.
Одним из аспектов любого художественного выражения является соответствие того, что хочет сообщить автор, общим убеждениям и чувствам его современников. И снова можно привести примеры композиторов, которые шли «не в ногу» со своими товарищами, и чья музыка игнорировалась или считалась неуместной для мировосприятия того времени, в которое она была написана.
Музыка, однажды воспринимаемая как несвоевременная, сейчас имеет огромную значимость и актуальность. И хотя в игру, скорее всего, вступали такие поверхностные аспекты, как мода и национализм, тяжело избавиться от мысли, что композиторы на протяжении своей жизни часто оказывались «в стороне», а посмертное признание оправдывает их существование больше, чем любое другое современное внимание.
Такой уникальный композитор, как Вячеслав Артёмов, на пороге своего восьмидесятилетия, которое он отметит в 2020 году, может почувствовать, что он в некоторой степени принадлежит к этой категории. Возможно, что его впечатляющие своим масштабом оркестровые и хоровые работы не «ворвались», как говорится, в сердца современников. Однако многие почитатели его таланта считают, что его мировая слава - всего лишь вопрос времени, и что в ближайшие годы его произведения будут признаны выдающимися во всём мире.
Большая часть поразительных характерных работ Артёмова стала доступна для музыкантов и ценителей музыки благодаря его растущему признанию, которое достигается всё возрастающим числом международных релизов компакт-дисков с его музыкой, а также публичных выступлений и трансляций, в которых участвуют артисты мирового масштаба.
Полвека назад, на своей Родине в СССР, Артёмов несомненно чувствовал себя безызвестным пророком. Вдохновение нисходило к нему не из повседневной жизни в бездуховном и безнадёжно поверхностном обществе, а из глубокой сферы личных и сокровенных размышлений о человеческом существовании, в духовных прозрениях.
Глубочайшая вера Артёмова в христианскую религию послужила вдохновением для многих его работ. В этом смысле у него есть много общего с Оливье Мессианом. Несмотря на естественную природу его личного дарования, Артёмов чувствовал необходимость выразить свою глубину в музыке посредством масштабных и продолжительных произведений, часто используя необычные (а иногда даже уникальные) инструментальные комбинации и сложнейшую ритмическую нотацию (однако не настолько сложную, чтобы сделать его работы недоступными для исполнителей).
Движимый внутренней убеждённостью, которая подчиняет себе всех по-настоящему творческих людей, Вячеслав Артёмов осуществил фантастические по грандиозности оркестровые записи, вследствие чего действительно значимая серия компакт-дисков, выпущенная группой компаний Divine Art, теперь доступна ценителям музыки по всему миру.

Музыка
В беспокойном мире современной музыки часто бывает, что понимание основ музыкального творчества разными композиторами совершенно различно и противоречит одно другому, вследствие чего заинтересованный любитель музыки вынужден признать, что "всё возможно". Подобный, широко-распространённый взгляд, присущ более молодому поколению, которое подвергается со всех сторон колоссальному воздействию средств связи. При этом для них становится второстепенным то, что веками было наиглавнейшим для формирования сознания: созерцание, размышление, проникновение в глубь явлений, чувствительность, отождествление себя с тайной сутью вещей. Айфон в руке заменил это всё.
Но творец сегодня, как и на протяжении последнего тысячелетия, пребывает в абсолютном одиночестве. Его искусство – это попытка достичь нравственного совершенства художественными средствами, и достижение этой цели является главным содержанием жизни артиста. Противостоящий нашему беспокойному миру, за достижение совершенства он расплачивается дорогой ценой: мир его не приемлет. Остаётся поразительным, что в результате героических усилий и десятилетий самопожертвования, настойчивость композитора приводит к созданию собрания сочинений, вечных по своей природе. Они противоречат суете этого мира и утверждают высшие способы существования - " созерцание, размышление, проникновение в глубь явлений, чувствительность, отождествление себя с тайной сутью вещей", отмеченные выше.
Музыка по своей природе – живой организм, существующий во времени: как сама жизнь, она имеет начало и конец. Музыка метафизична, её существование ирреально и длится в сознании слушателя. В связи с этим композитор создаёт не только конкретные пульсации и ритмы, но и учитывает сложности восприятия сочинения слушателем.
В лице русского композитора Вячеслава Артёмова мы имеем глубокого и сложного – и при этом ясного – сверх-выразительного художника большой творческой оригинальности. Почти всю свою жизнь он работал в обществе, эстетические вкусы которого были ему чужды. Однако после краха этого общества почти тридцать лет назад он несомненно стал наиболее значительной фигурой в русской музыке после Дмитрия Шостаковича.
Упоминание Шостаковича не должно привести заинтересованного слушателя к заключению, что Артёмов – последователь более старшего композитора в отношении музыкальной эстетики. Однако неявно в музыке Шостаковича присутствует чувство человечности, затрагивающее каждого слушателя. И это чувство, иначе и утончённее выраженное, присутствует в сочинениях Вячеслава Артёмова.
Он никогда не считался с ограничениями советского режима, которыми тот подавлял творческую деятельность. Благодаря этому неповторимому диску с работами Артёмова для ударных и групп духовых, созданными в последнее десятилетие 20 века, можно убедиться в его исключительном чувстве свободы. Внетональная выразительность и интимность сольных духовых совершенно противоположны масштабным симфониям, написанным несколькими годами позже. Тем не менее есть связь: благодаря мастерству выразительности Артёмова живой организм времени раскрывается в этих работах и пробуждает наш интерес к сочинениям на протяжении более, чем сорока лет. Автор в этих работах достиг личного совершенства.
Артёмовское владение временем – одно из его замечательных достижений.
Многозначительность его музыки проявляется в развитии фактур, интонаций, ритмов. Разумеется, не только эти сочинения появились в промежутке 1975-1981, но они являются самыми продолжительными среди созданных композитором для небольших ансамблей.
Вполне возможно, поскольку первая симфония Артёмова (Симфония элегий для двух солирующих скрипок, ударных и струнного оркестра) тоже была написана в это время, композитор относился и к продолжительным камерным сочинениям на этом диске как к почти quasi-симфоническим. Обе – "Соната размышлений" и "Гирлянда речитаций" – сосредоточены на разных типах фактуры и колорита. Нигде мы не увидим этого более ясно или более замечательно выраженным, чем в "Гирлянде речитаций". В этом оригинальном построении у каждого инструмента своя собственная "речитация", произносимая так эффектно на выдержанных "аккордах", представляющих собой группы длящихся нот - как бы подстилающая почва, из которой "речитация" вырастает и расцветает. Это как бы "размышление над цветами", что и предполагается при использовании слова "Гирлянда" в заголовке.
"Речитации" не вполне индивидуальны: частицы материала переходят из одной пьесы в другую, как лепестки цветов, подхваченные ветром. Они постоянно контролируются композитором как "живые организмы во времени". При этом важно то, что музыка не является описательной, она экзистенциальна, преисполнена переживаний, увлекает и захватывает.
Два других сочинения на этом диске – для ударных. Наиболее продолжительное – "Соната размышлений" для четырёх исполнителей. Связь её с "Гирляндой" интересна, т.к. она была сочинена в течение длинного периода созревания "Гирлянды".
Артёмов сказал, что это произведение – "музыкальное выражение состояния духа ответственного перед миром человека, вовлечённого в дневной цикл сосредоточенных размышлений о красоте мира, о глубоком значении творения. Группы инструментов и количество исполнителей в разных частях варьируются: 1. один исполнитель – только металлические: вибрафон, тарелки, колокольчики, колокола; 2. два исполнителя – две группы барабанов; 3. три исполнителя - смешанная группа деревянных и металлических: маримба, тарелки, мараки, бич, гонг, деревянные коробочки и большое количество других шуршащих и звенящих инструментов; 4. четыре исполнителя – две маримбы, вибрафон, колокольчики, сопровождаемые ритмическими импульсами бонго, кастаньет и марак".
Первая часть - "Утреннее размышление" – создаёт образ только что пробудившегося человека, овеянного мягким полусветом зари, со сладко звенящими остатками сна, полуосознанными предчувствиями и отдалёнными видениями последних дней.
"Послеполуденное размышление", в которой ударные главенствуют, представляет контраст – ясно организованный ритуал, как моление о неосвящённом таинстве, обряд для всех времён.
В "Вечернем размышлении" нас охватывает настроение размышления, выраженное комбинацией текучей фактуры и медленного ритмического контрапункта – умный покой, благодетельный и мощный.
В "Полночном размышлении" фактура изменяется внезапно, таинственно и беспечно. Фантасмагория полночи раскрывает ночную жизнь, полную необычного очарования. Удивив нас, она внезапно исчезает, как призрачный дух, увидев пробивающиеся лучи зари.
Наша "Медитация" пришла к концу.
"Toтем" - блистательный ансамбль, написанный для шести исполнителей на ударных. Артёмов объясняет: "Я заинтересовался ударными давно. Появление "Тотема" (1976) и других сочинений для ударных связано с распространением ансамблей ударных инструментов и рождением новой музыки для ударных, классическим примером которой может служить написанная в 1931 году пьеса Эдгара Вареза "Ионизация" для 37 инструментов.
Передо мной постоянно был пример этого замечательного мастера, вероятно, первого из современных композиторов, выбравшего ударные для выражения глубокого трагического переживания.
"Toтем" включает три раздела: нарастающему чередованию регулярных ритмов в середине пьесы противопоставлены начальный и заключительный эпизоды, построенные на смене продолжительных тремолирующих звуков. Использовано 69 деревянных, кожаных и металлических инструментов".
Роберт Мэтью-Вокер, 2018

Композитор
Жизнь Вячеслава Артёмова в условиях непризнания, официальных поношений и лишения средств существования и – что не менее важно – духовного одиночества преисполнена подлинного героизма, а музыка, созданная им в тоталитарной стране, является подвигом.
Как сказал профессор Московской консерватории Михаил Тараканов: "Мастер музыки, десятилетиями окружённый ореолом непризнания, Артёмов доказал собою, что для истинного художника в советской России непризнание – это патент на благородство, высоту чувств и глубину переживаний и одновременно это важнейшее свидетельство духовного безразличия, атрофии нравственного и религиозного чувства и катастрофического опошления нравов в обществе, пережившем многолетнее господство атеизма. В этом смысле можно сказать, что Артёмов намного опередил своё время."
Aртёмов занимался физикой и математикой, готовясь к научной карьере, и одновременно музыкой. Но в решающий момент жизни его музыкальные занятия подчинили все его интересы. Он окончил композиторское отделение музыкального училища при Московской консерватории (класс А. И. Пирумова), а затем перешёл в Московскую консерваторию, которую закончил в 1968 году по классу композиции Николая Сидельникова и по классу фортепиано Товия Логовинского.
Будучи молодым композитором проявил глубокий интерес последовательно к русскому фольклору, традиционной восточной музыке, произведениям Прокофьева, Стравинского, Мессиана, польскому авангарду. Однако сочинения Эдгара Вареза, Литургическая симфония Артюра Онеггера и Симфония Лучано Берио произвели на него наибольшее и наиболее длительное впечатление.
В 1975 вместе с композиторами Софьей Губайдулиной и Виктором Суслиным он составил импровизационную группу "Астрея", чья задача была импровизировать на неоркестровых и экзотических инструментах, большей частью из его личной коллекции. "Астрея" довольно успешно выступала перед группами интеллигенции, произвела студийные записи, а также участвовала в записи музыки к фильму Элема Климова "Прощание".
Многие годы условия в России препятствовали постоянному исполнению его сочинений, особенно после 1979, когда его сочинения стали частью крупных европейских фестивалей – в Париже, Кёльне, Венеции, Варшаве, Лондоне.
Он попал в чёрный список "хренниковской семёрки" на Шестом конгрессе Союза композиторов за несанкционированное участие в фестивалях на западе. Тон осуждения напоминал Первый конгресс 1948 года, на котором Прокофьев, Шостакович, Мясковский и другие композиторы подверглись преследованию. Немедленно после этого Артёмов был лишён всех исполнений, публикаций и заработков.
(Девятью годами позже Тихон Хренников, глава бюрократии Союза композиторов, на премьере Реквиема Артёмова изменил своё мнение о его музыке, сказав журналистам: "Артёмов — выдающийся композитор. Его Реквием поднял русскую музыку на недосягаемую прежде высоту. Я уверен, что благодаря именно Артёмову мы не только достигли европейского уровня в этом жанре, но превзошли его наивысшие достижения —Реквиемы Моцарта и Верди").
Тем не менее, несмотря на неослабевающее сопротивление советской бюрократии, в начале 80-х Артёмов начал свою музыкальную "перестройку" и с помощью и участием своей жены поэтессы Валерии Любецкой он сумел организовать в 1981-1986 серию исполнений своей музыки, привлекая самых лучших советских исполнителей — Олега Крысу, Лиану Исакадзе, Дмитрия Алексеева, Саулюса Сондецкиса и многих других. Эти исполнения были весьма успешны, некоторые были записаны для Всесоюзного радио. В то же время Артёмов провёл серию записей своей музыки с этими и другими прекрасными музыкантами — Дмитрием Китаенко, Тимуром Мынбаевым, Татьяной Гринденко.
Артёмов участвовал во многих европейских фестивалях с 1979 года. Авторские фестивали: «Фестиваль премьер» (1994, Москва), «Артёмов-фестиваль» (1997, Амстердам).
Его музыку также исполняли дирижёры — Геннадий Рождественский, Мстислав Ростропович, Владимир Ашкенази, Владимир Федосеев, Михаил Плетнёв, Владимир Спиваков, Теодор Курентзис, Валентин Кожин, Фёдор Глущенко, Вирко Балей, пианисты — Станислав Бунин, Филип Копачевский, Рикардо Дескальцо, Андрей Диев, Михаил Мунтян, скрипачи Владислав Иголинский, Иван Почекин, виолончелисты — Александр Рудин, Александр Бузлов, органисты — Олег Янченко, Алексей Семёнов, певицы — Лидия Давыдова, Лариса Пятигорская, Марина Мещерякова, Нелли Ли, Елена Брылёва, Любовь Петрова, многие замечательные ударники и духовики.
Произведения Артёмова выдвигались на госпремии в России и престижные премии в США. Они вышли на 30 компакт-дисках в США, Англии, Германии и России. В настоящее время (2017) компания "Divine Art" готовит переиздание шести дисков музыки Артёмова, ранее выпущенных "Мелодией" и "Bohème".
О музыке Артёмова снято и показано по Российскому телевидению около 15 фильмов и телепрограмм, включая трёхсерийный фильм о Реквиеме (автор В.Артёмов, РТР, 1994).
Ему посвящены исследование "Артёмов. Очерк творчества" проф. М.Тараканова (Москва, 1994), книга "На пути к новой духовности" М.Йона (Берлин, 1996), очерк "Музыка Вячеслава Артёмова" Роберта Матью-Вокера (Сэинт Остелл, 1997), книга "Русский композитор Вячеслав Артёмов" А.Клота (Ессен, 2009), книга стихов Валерии Любецкой "Книга Сияний" (Москва, 2000).
Произведения Артёмова выходили в издательствах «Музыка», «Советский композитор», C.F.Peters (Frankfurt). В Москве выходит собрание сочинений Артёмова в 17 томах (вышло 8 томов).
Артёмов — действительный член Российской академии естественных наук, президент Фонда духовного творчества, член Ассоциации современной музыки, кавалер Ордена Дружбы (2010), лауреат премии "Человек года — 2016".

Исполнители
Ансамбль ударных инструментов Марка Пекарского был основан в 1976 году и с тех пор остаётся единственным постоянным ансамблем ударных в России, и первым произведением, написанным для этого ансамбля, был Totem Вячеслава Артёмова. За ним последовали также для этого ансамбля написанные Соната размышлений (1978) и Заклинания (1981).
Он играл в России и заграницей, сделал множество записей, появлялся в радио и теле программах, участвовал в общественных мероприятиях. Он обладает высоким артистизмом и точностью ансамбля. Каждое выступление включает премьеру нового произведения - в его репертуаре около 200 произведений, написанных для этого ансамбля русскими и иностранными композиторамиМарк Пекарский родился в 1940 году, большую часть жизни - активный профессиональный ударник, он также учит в Гнесинском институте и с 1997 года - профессор Московской консерватории.

Вирко Балей родился на Украине в 1938, провёл свою творческую жизнь в США и считает себя гражданином мира. Многоязычный и разносторонне-деятельный он наполняет свою музыку современными и традиционными мотивами.
Вирко Балей поступил на Музыкальный департамент университета Невады в Лас Вегасе в 1970 году и в течение длительного пребывания в должности в дополнение к учреждению композиторского отделения основал ежегодный Фестиваль современной музыки (1971-1985), ему был присуждён первый музыкальный грант NEA для Южной Невады, он создал ансамбль Камерных исполнителей Лас Вегаса (1975-1995), был художественным руководителем и дирижёром оркестра The Nevada Symphony (1980-1995), художественным руководителем NEXTET (2001-2016) и со-основателем NEON, ежегодной композиторской конференции в университете Невады в Лас Вегасе.
Он имеет стипендию Яцыка в Украинском исследовательском институте Харварда, он – почётный профессор музыки, композитор в резиденции и со-директор NEON. Он получил в 2007 году премию Грэмми как со-продюсер по записи для TNC Recordings и в 2008 году престижную премию по музыке Американской академии искусства и литературы.
Балей несколько раз исполнял сочинения Артёмова со своим оркестром The Nevada Symphony,включая концерт Pietà для виолончели с оркестром с участием знаменитой виолончелистки, профессора Московской консерватории Марии Чайковской.
В 1992 году по приглашению Артёмова Балей записал Гирлянду речитаций с лучшими российскими солистами и Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии. Немного ранее он записал свой диск на студии "Мелодии", включив в него Концерт 13-ти Артёмова, с пианистом Николаем Суком и Симфоническим оркестром Министерства культуры СССР (также представлен на диске Divine Art).


Авторы:

Вячеслав АртёмовМарк Пекарский



Артёмов Вячеслав - A Sonata of Meditations; A Garland of Recitations; Totem

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Разработка и cопровождение - Выргород