Ссылки

MC: Отдел Самоискоренения / Begemot - "Герои Снов" (mc)

Цена: 200 р.

Количество: 

 

Издательство: Begemotion Records, 1998.

Вес: 60 г.

Краткое описание:
Аудиокассета, жёлтый корпус.


Сторона А
1. Герои снов
2. Rock'n'Roll и мотоцикл
3. Боль и любовь
4. Париж
5. Буквы на листе

Сторона Б
1. Привычка
2. Ей все равно
3. Объявление в любви
4. Великаны камни

Участники записи:
Федя Begemot - вокал, гитара, клавиши, перкуссия
Рома Невелев - бас, б/вокал
Вова Исаев - барабаны, перкуссия

Кроме членов группы в записи 1998 приняли участие:
Алексей Рыбин - гитара (Б2)
Дуня Лаврова - скрипка (А5, Б2)
Стёпа Лавров - скрипка (Б2)
Николай Васильев - валторна (Б2)
Рамиль Шамсутдинов - тромбон (А1)
Олег Соколов - труба (А1)
Алексей Божедомов - акустическая гитара (А2)

Музыка и слова - Фёдор Лавров. Треки 'Буквы На Листе' и 'Культъ' (музыка - Роман Невелев), 'Москвичи' (Дунаевский-Масс,Червинский).

История записи альбома
По мнению многих, включая самих музыкантов, это лучший альбом Begemot. В 1997 группа засела в студии Добролет и на деньги менеджера Игоря Покровского Пиночета записала сразу два альбома. Один, Отдел Самоискоренения, в основном состоял из панковских треков, новых и старых и был записан за ночь, живьем, а за следующую ночь сведен. Во второй, Герои Снов, мы отобрали самые сложные и музыкально наиболее интересные треки. Мы уже неслабо балансировали на грани панка, прогрессива и брит-попа, не заморачиваясь называя свой стиль пит-поп. Нам просто нравилась совершенно разная музыка. Вова Исаев, драмер, тянул нас в сторону харда и прога. Ромка Невелев бешено пилил теппингом на басу и был не прочь поиграть сложную музыку, хотя сочинял славнейшие мелодии и гармонии в самой наибританской манере. Буквы На листе - наворот гармоний и модуляций - изначально его музыка. И Культъ - прогрессивный инструментал с соляками на басу - тоже. Я болтался между своей лирической стороной и панко-зверем. И, поскольку, мне дали возможность выплеснуть свой стёб и негатив в предыдущем альбоме, охотно отдался романтике. Не то, чтобы мы разрывали друг друга. Наоборот, скорее дополняли. Мы играли ту музыку, которую сами хотели бы слушать. Герои Снов был один из ранних опытов студийной работы, и я был всего лишь музыкантом. Как продюсер, я мог только говорить, что я хочу. И пытаться говорить так, чтоб меня поняли. Порой я был готов растерзать, убить и потом съесть нашего звукаря. Меня всё бесило. Мы записывались ночью, от кофе дергались веки. Голос не работал, слух тоже. Звукарь не дружил с компьютером, и вся запись была аналоговая от начала и до сведения на пленку. Пиночет вынимал мне мозг тем, что тоже ничего не соображал. Он хотел, чтобы я пел и мой голос звучал прямо так, как будто мой он уже обработан компрессором и холлом. В общем, я ненавидел себя, студию и мне было жалко все свои песни. Особенно после того, как альбом был сведен. Я был в ужасе. Однако, Герои Снов всем дико понравился, даже несмотря на свою заумность. Пиночет выпустил несколько самодельных CD и потом издал вот эти кассеты. В офигенных желтых коробочках. Каким-то образом лейблу и менеджеру не удалось тогда их все распродать. Отчасти все испортил дефолт 1998 года. Мы много играли, кассеты слушали все. Я перегонял все диски на кассеты, потому, что в моей машине не было Cd-плеера. И тем не менее, осталась вот эта коробка на антресолях.
Вовка, Ромка и я были отличным трио. Мы были сыграны. Мы много импровизировали. Даже записывали джемы на кассетник. Потерялась та кассета, где было полтора часа прикольных "раг" и редких незаписанных треков. Я дал ее духовикам, который Пиночет позвали записываться в треке Герои Снов. Они ждали денег за запись, он им обещал их выдать "с продаж", в общем - кинул. Кассету они зажали. Мне просто было неудобно к ним ехать за ней потом. Тем более, что духовики были отстойные, дудки у них не строили.
У нас были песни, которые мы так и не записали, но которые мы много играли живьем в оголтелых клубах середины 90-х. Артклинике и Фишфабрик. Фишка находилась на последнем этаже скваота на Пушкинской, 10. Когда туда набивался народ и все начинали танцевать, деревянные перекрытия качались, как батут. Там воняло старым домом и пролитым пивом. И это было самое веселое и отвязное место в городе. Фишка выпускала свои кассетные сборники, на который мы тоже попали. Менеджеры Фишки возили свои группы за границу. В основном это были Spit Fire, которые потом полным составом вошли в Ленинград. Кащей, драмер Spit Fire однажды играл с нами без репетиций. Мы просто говорили ему темпы прямо на сцене. Это был настоящий панкрок.
В 1997 мы сделали подарок всем фанам Sex Pistols, разучили весь классический альбом Nevermind The Bollocks и играли его по клубам. На премьеру в Артклинике, находившейся во дворе того же сквота, собрались все олдовые панки, от Коли и Сои из Бригадного Подряда до Аяяя из Текилыджазз. На второе выступление в кафе Рок-клуба, во дворе легендарного дома 13 на Рубинштейна, пришла толпа молодых панков и заняла весь двор. Мы тогда собрали разные группы поиграть панкрок и Пистолетов. Текила сыграли Бляху-Муху. Гришка Сологуб выступил в сборном составе, поиграли старье. В итоге, Пистолс пели только мы)
А параллельно мы сочиняли материал для альбома Герои Снов. Рок-н-ролл и Мотоцикл привлек интерес байкеров из питерского клуба, тусовавшегося в Рок-клубе. Не помню, но может они и назывались Ночные Волки. К их сожалению, это был единственный трек у нас про мотоциклы. И мотика у меня тогда не было. Боль И Любовь, Рок-н-ролл и Мотоцикл, Ей Все Равно - это были тексты, написанные в конце 80-х, после Отдела самиоскоренения и Народного Ополчения. Эти песни я пытался сделать со своей группой Somnambula. Герои Снов и Привычка - совершенно новые песни. Буквы На Листе была придумана Ромой, полностью со всеми разворотами аранжировки. Текст я писал, представляя себе образ моего басиста, в то время не связанного никакими роматическими обязательствами ни с кем и потому пользовавшемуся невероятной популярностью среди девчонок. Мы с Вовой были женатики, нас пока не трогали.
Париж - песня про путешествие на перекладных по Европе. Эпизод с автостопом по Польше был из реальной жизни, я возвращался из Франции. Главным хитом альбома и вообще групы была песня привычка. Реально не понимаю почему, но все ее обожали. И потом, когда я уже играл с Feddy, мы ее сделали и опять она нравилась всем. В общем, не вижу проблем снова ее выучить и играть. Только текст надо немного поменять. Тот белый стих, который так всех завораживал, я написал сидя в прокуренном сортире в нашей коммуналке. Это было лучшее место, чтобы уединиться и творить. Там были сочинены почти все песни Begemot. Там же я впоследствие придумал музыку Blue Maria, второй по известности песни группы.
Леша Рыбин записал реверс-соло на гитаре в треке "Буквы На Листе". Это сейчас он снимает кино, а тогда он тогда был рок-журналистом. А еще он записал каверы на лучшие песни группы Кино, в самом начале которой они писали музыку и играли вместе с Цоем. И продал альбом на лейбл Выход в Москву, удачно продал. Чем весьма вдохновил нашего менеджера Пиночета, который тут же нам сказал, чтобы мы не дергались, не слушали никого и записывали сразу два альбома на Добролете. Нам, может, и стоило послушать бы других. Например Танкиста (Фили рекордс), которому Аяяй (Текиладжаззз) показал трек Каждый Человек и тот дико заинтересовался. Но Танкист, как все москвичи того времени, ничего определенного не предложил. И Пиночет вложил деньги с продажи квартиры в запись альбомов "Отдел Самоискоренения" и "Герои Снов".
Герои Снов — песня настолько непонятно о чем, как будто и в самом деле написана во сне. Мне много раз снилась музыка. Но Герои Снов я написал, просто импровизируя на пианино. Понравилось это нагромождение гармоний, модуляции. Захотелось какого—то гимна, пафоса. И чтобы было смешно. Получились Герои Снов. трек вышел на альбоме с таким же названием. Мы сейчас репетируем почти все треки с этого альбома, я готовлю партитуры для голосов и духовых. Должно быть реально масштабно. Сильнее, чем было.
Фёдор Лавров, "Сумасшедшие Дни Народного Ополчения", 2015

"Что такое пит–поп? Видимо, это когда тебя погружают в атмосферу 60–х с ее эйфорией по новому музыкальному течению — биг–биту. Атмосферу цветов и добрых, странных снов, в которых все течет "из ниоткуда в никуда", где звучит музыка любви, которую не купишь и не продашь, там нет войн и все проблемы разрешаются быстро и в твою пользу... BEGEMOTзаписал невесомый, почти балладный альбом, не перегруженный никакими суперконцепциями."
Музыкальная Газета

" Это была очень заметная пластинка конца 90-х. В Петербурге уже точно. Настоящий британский инди, жизнеутверждающий и техничный. Юбилейное переиздание сегодня очень к месту и ко времени, как мне кажется."
Радио Батискаф

"В 1998 Роман Невелев играл в группе Begemot.
Это было power-trio из Санкт-Петербурга, игравшее в еще не популярном тогда стиле indie. Активные годы группы, записавшей 4 альбома и номинированной как Прорыв-97 (FUZZ), были 1996-2001.
Федя Begemot впервые встретил Рому, когда басисту было еще 17, он учился на джазовом отделении училища Мусоргского и слушал Металлику. Begemot был третьей группой (после Инсти-Инкта и Somnambula), которую ребята делали вместе.
Третий студийный альбом "Герои Снов" был записан на студии Добролёт и сведён на Студии-1 Дома Радио в январе-феврале 1998 Константином Никулиным и Игорем Покровским. В этом альбоме Рома впервые записал инструментальный трек "Культъ", полностью построенный на басовых партиях. Кроме того, сложный по композиции трек Ромы "Буквы На Листе" был написан вместе с Федей, сочинившим текст и придумавшим кусок с валторной."
ДДТ Клуб


Авторы:

Отдел СамоискорененияBegemotАлексей Рыбин



Отдел Самоискоренения / Begemot - Герои Снов (mc)

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Образ "10"

Sierpien Records, 2017. Добавить в корзину

Цена: 350 р.

Чёрный Обелиск "Осень"

Авторское издание, 2018. Добавить в корзину

Цена: 400 р.

Разработка и cопровождение - Выргород