Ссылки

CD: Александру Галичу посвящается - "Весёлый разговор" (2CD)

Цена: 650 р.

Количество: 

 

Издательство: Отделение ВЫХОД, 2018.

Вес: 100 г.

Краткое описание:
Подарочное издание, шестиполосный диджипак.


Диск 1
1. Комсомольская - Митя Шагин, Костя Звездочётов, Аня Хвостенко, Алиса Тен
2. Всё не вовремя (Посвящается Варламу Шаламову) - Ваня Жук
3. Леночка - Псой Короленко
4. О том, как Клим Петрович выступал на митинге в защиту мира - Захар Май
5. О том, как Клим Петрович сочинил научно-фантастическую колыбельную, укачивая своего племянника Семёна, Клавкиного сына - Андрей Тропилло
6. Плач Дарьи - Света Чапурина
7. Слушая Баха - Марина Барешенкова
8. Прилетает по ночам ворон… - Максим Ляшко
9. Глава, написанная в сильном подпитии и являющаяся авторским отступлением - Олег Коврига
10. Предостережение - Умка
11. Старательский вальсок - Седьмое пришествие марсиан
12. Плясовая палачей - Дуче и Соучастники
13. Цыганский романс - Алиса Тен
14. Вальс - Аня Хвостенко
15. Весёлый разговор - Света Бень, Игорь Крутоголов

Диск 2
1. Сто первый псалом («Я вышел на поиски Бога…») - Сергей «СиЛя» Селюнин
2. Новогодний запой - Владимир Шинкарёв
3. Когда я вернусь - Хроноп
4. Облака - Наггано
5. После вечеринки - Оля Чикина
6. Красный треугольник - Сергей Рыженко
7. Отрывок из репортажа о матче СССР - Великобритания - Игорь «Бегемот» Бажанов и Марк Пекарский
8. За семью заборами - Володя Карабас
9. Слава героям! - Дима Шумилов
10. Ночной разговор в вагоне-ресторане - Сергей Иваныч Тертышный
11. Генеральская дочь - Вика Хворостинова
12. Петербургский романс - Самые НК
13. Мы не хуже Горация - Саша Чернецкий, Сергей «Чиж» Чиграков
14. Русские плачи - Бранимир
15. Сердце, молчи - Андрей Машнин

16. Когда я вернусь (посвящается Александру Галичу) - Юля Беломлинская


Диск 1
1. Комсомольская
Митя Шагин - голос
Костя Звездочётов - голос
Аня Хвостенко - голос
Алиса Тен - голос
Ваня Жук - гитара
Сана Ночин - туба
Андрей Соловьёв - труба

2. Всё не вовремя (Посвящается Варламу Шаламову)
Ваня Жук - голос, гитара
Володя «Биг» Глушко - перкуссия

3. Леночка
Псой Короленко - голос, клавиши

4. О том, как Клим Петрович выступал на митинге в защиту мира
Захар Май - голос, гитара

5. О том, как Клим Петрович сочинил научно-фантастическую колыбельную, укачивая своего племянника Семёна, Клавкиного сына, спетая Андреем Тропилло своему сыну Платону в 2014-м году
Андрей Тропилло - голос, гитара
Света Чапурина - электрическая домра

6. Плач Дарьи
Света Чапурина - голос, электрическая домра
Андрей Тропилло - голос Клима Петровича

7. Слушая Баха
Марина Барешенкова - голос, клавиши

8. Прилетает по ночам ворон…
Максим Ляшко - голос, гитара

9. Глава, написанная в сильном подпитии и являющаяся авторским отступлением
Олег Коврига - голос
Максим Ляшко - гитара

10. Предостережение
Аня «Умка» Герасимова - голос, гитара

11. Старательский вальсок
Седьмое пришествие марсиан
Гелани Чекмазов - голос
Лев Культепин - гитара
Артём Скалкин - аккордеон

12. Плясовая палачей
Дуче и Соучастники
Дима «Дуче» Бациев - музыка, аранжировки, голос, бас-гитара
Антон Капельницкий - гитары, звукозапись, сведение
Женя Бобров - барабаны, голоса
Саня Ежов - баян
Саша «Слон» Смирнов - домры

13. Цыганский романс
Алиса Тен - голос
Аня Хвостенко - голос
Ваня Жук - голос, гитара
Алексей Колпаков младший - гитара
Маша Логофет - скрипка

14. Вальс
Аня Хвостенко - голос
Ваня Жук - гитара
Петя Акимов - виолончель
Саша Белоносов - клавиши
Дима Шумилов - электрический контрабас
Володя «Биг» Глушко - барабаны

15. Весёлый разговор
Света Бень - голос
Игорь Крутоголов - клавишные, объекты, барабаны, шумы

Диск 2
1. Сто первый псалом («Я вышел на поиски Бога…»)
Сергей «СиЛя» Селюнин - голос
Сергей Кондратьев - контрабас, клавиши, музыка

2. Новогодний запой
Владимир Шинкарёв - голос
Юля Беломлинская - предуведомление

3. Когда я вернусь
Хроноп
Вадим Демидов - голос, гитара
Андрей Малых - флейта
Алекс Репьёв - бас, клавишные

4. Облака
Наггано

5. После вечеринки
Оля Чикина - голос, гитара

6. Красный треугольник
Сергей Рыженко - голос, гитара, баян
Вова Кисляков - бас
Саша Прохоров - барабаны
Денис Шильников - губная гармошка

7. Отрывок из репортажа о матче СССР - Великобритания
Игорь «Бегемот» Бажанов - голос футболиста
Марк Пекарский - голос комментатора
Корней - гитара

8. За семью заборами
Володя Карабас - голос, гитара
Корней - гитара

9. Слава героям!
Дима Шумилов - голос
и его Macintosh - всё остальное

10. Ночной разговор в вагоне-ресторане
Сергей Иваныч Тертышный - голос
Света Чапурина - электрическая домра

11. Генеральская дочь
Вика Хворостинова - голос
Аня Фомина - клавиши
Маша Логофет - скрипка
Саша Ночин - бас
Володя «Биг» Глушко - перкуссия

12. Петербургский романс
Самые НК
Толя Платонов - голос, гитара
Даня Платонов - скрипка
Дима Бациев - бас
Андрей Фомин - баян
Саша Мишуков - барабаны
Олег Коврига - голос (в начале и в конце)

13. Мы не хуже Горация
Саша Чернецкий - голос, гитара
Сергей «Чиж» Чиграков - гитара

14. Русские плачи
Бранимир - голос и все инструменты

15. Сердце, молчи
Андрей Машнин - голос
DronskeyBeat -  всё остальное

16. Когда я вернусь (посвящается Александру Галичу)
Юля Беломлинская - голос, стизи
Александр Деревягин - гитара

Песни: Александр Галич
"За семью заборами" и "Слава героям!" написаны совместно с Геннадием Шпаликовым

Музыка:
"Комсомольская" - Василий Соловьёв-Седой
"Слушая Баха" - Марина Барешенкова
"Пролетает по ночам ворон..." - Максим Ляшко
"Плясовая палачей" - Дмитрий "Дуче" Бациев
"Вальс" - Эдуард Колмановский
"Весёлый разговор" - Игорь Крутоголов
"Сто первый псалом" - Сергей Кондратьев

Записано с 2012 по 2018 год в разное время и в разных местах

Звук: Юрий «DerCircus» Марков, Алексей Денисов, Александр Белоносов, Игорь Дельдяго, Игорь Булаховский, Игорь Крутоголов, Евгений Гапеев, Александр Прохоров, Антон Капельницкий, Алекс Репьёв, Вадим Шестериков, Дмитрий Хорунжий (OneSide Records)

Идея проекта: Анатолий Платонов, Олег Коврига
Воплощение проекта в жизнь: Олег Коврига, Евгений Гапеев
Мастеринг: Евгений Гапеев
Дизайн: Алексей Воропанов
Шрифт на обложке и дисках: Гавриил Лубнин
На обложке и дисках остатки одного из лагерей вдоль трассы Эгвекинот - Иультин
Фото: Валентин Цой, Чукотка, 1979

Спасибо: Юре Маркову, без которого мы бы не решились начать всё это, Жене Зарубицкому за "ZOOM", Хвосту, Анри Волохонскому и Анечке Хвостенко за "Первый гриб", после которого открылось второе дыхание и всем-всем-всем за поддержку и энтузиазм

Олег Коврига:
Шесть с лишним лет назад мы с Юркой Марковым взяли его аппарат — и поехали на Селигер к Максу Ляшко. С этого начался наш альбом-посвящение Галичу. Можно, конечно, сказать tribute. Но слово «посвящение» мне нравится больше.
Тогда кто-то пошутил:
- Ну, вот, как раз к столетию Галича и сделаете.
Все посмеялись. Но… 19-го октября 2018-го года Александру Галичу исполняется сто лет. И именно к этому дню мы — надеюсь! - как раз, и успеем с нашим изданием. Года три-четыре назад я ходил в гости к Алёне Архангельской, дочери Галича, и ставил ей то, что было записано на тот момент. Тогда казалось, что альбом уже почти готов. Алёна всё оценила и одобрила. Но с тех пор альбом разросся вдвое. В результате это будет двойной компакт-диск, звучащий почти два часа. Надо бы перед финишем снова сходить к Алёне. Но… не пойду. Пойду уже с готовым диском. Потому что для меня это памятник Учителю.

Про оформление альбома.
Женёк Гапеев, соратник мой ближайший, сказал, что оформление провальное совсем. И никуда не годится. Я его в большинстве случаев слушаюсь. Он же Гений. Реальный Гений. Без него наши архивные издания были бы не просто хуже изданы. Они были бы сделаны многократно хуже. Но в данном случае я его слушать не буду.
На обложке альбома «Александру Галичу посвящается «Весёлый разговор»» фотографии, сделанные моим дружком — а даже и не дружком, а братцем моим старшим — Валей Цоем. В 1979-м году. На Чукотке. И я ощущаю… умиротворение, наверно, когда вижу эти фотографии. И ничего нет в этом странного. Где-то в мозгу моём есть матрица, в которой эта картина осталась навсегда. 18-го октября, за день до столетия Галича Вальке исполнится восемьдесят лет. А тогда, когда он фотографировал эти чукотские «лагеря», я стоял рядом с ним. И для меня это не просто фотографии.
В 79-м году мне было двадцать лет. И мне страшно повезло. Я прилетел шабашить на Чукотку.
Трасса Эгвекинот-Иультин была построена заключёнными. Примерно двадцать тысяч их было. А назад вернулись примерно триста пятьдесят человек. Когда трасса уходила дальше, строили новый лагерь. Длина трассы — 207 километров. И лагерей было семнадцать. Тот лагерь, который вы видите на фотографиях, был на пятьдесят седьмом километре, уже за перевалом. Он достаточно хорошо сохранился. Потому что там ещё не тундра, а горы.
А первый лагерь, остатки которого я реально увидел, был на 14-м километре, около посёлка Озёрный. Там тундра съела почти всё. Осталась только одна землянка, которая была вырыта прямо под горой. Я пришёл — и сел на нары (вернее, на то, что от них осталось). И пытался представить себе, как всё это было. Примерно тридцать лет назад. Кто-то ведь лежал на этих нарах. И «доходил», и умирал. Прямо здесь. На этом самом месте, на котором я сейчас сижу. Двадцать тысяч. Разделить на семнадцать лагерей. Примерно по тысяче с лишним в каждом лагере. Конкретно здесь. Только не летом, а зимой. Когда минус пятьдесят и ветер. От голода и холода. Медленной, мучительной смертью. Ни за что. Просто родились не в то время.
Говорят, что наше время тяжёлое. Нет… Наше время в тысячи раз легче, чем «то».
У Булгакова в «Мастере и Маргарите» было такое:
«Позднее всех забылся Иван, когда над рекой уже светало. После лекарства, напоившего все его тело, успокоение пришло к нему, как волна, накрывшая его. Тело его облегчилось, а голову обдувала теплым ветерком дрема. Он заснул, и последнее, что он слышал наяву, было предрассветное щебетание птиц в лесу. Но они вскоре умолкли, и ему стало сниться, что солнце уже снижалось над Лысой Горой, и была эта гора оцеплена двойным оцеплением...»
Я, конечно, не спал, когда сидел на этих нарах. Но что-то такое происходило. И я почувствовал, что пока я живой, я являюсь представителем этих ребят на этом свете. Этих многих тысяч людей, которые принесли сюда свой крест и приняли мученическую смерть.
Я был на той Голгофе, которая в Иерусалиме. Но мне кажется, что она — просто игрушечная. Лет через триста после событий приехала будущая «святая Елена». Мама императора Константина, который принял христианство. И спокойно разметила маршруты будущего «духовного туризма». Я нисколько её не осуждаю. Она безусловно была умной женщиной и поступила абсолютно правильно. Но это всё не про то…
А там, на Чукотке, именно про то… Про то самое…
Мне это очень помогло в жизни. Я понял, что все мои личные переживания, трагедии — это просто шелуха. Это — ничто. По сравнению с тем, что происходило примерно тридцать лет назад — совсем недавно… - здесь, на этом самом месте, где я сейчас сижу.
И рядом со мной были люди, которые видели этих ребят. Бригадир «штукатурок», Марья Васильевна рассказывала мне, как она ехала на Чукотку по комсомольской путёвке. И плыла на корабле с очередной партией зеков. Жалась к своим вещам. Боялась, что украдут. А какой-то пожилой зек улыбнулся ей — и сказал:
- Не бойся, дочка. Здесь у тебя никто ничего не возьмёт.
Царя Николая второго и его семью канонизировали. И правильно сделали. Они реально приняли мученическую смерть. Но смерть, которую приняли чукотские, колымские и прочие ни в чём не повинные зеки была ещё страшнее. И таких, как Варлам Тихонович Шаламов или мой дед, Виталий Павлович Коврига, которые умудрились выжить в этом Аду, были единицы. Единицы из многих тысяч. Или даже миллионов.
Думаю, что Варлама Тихоновича Шаламова и Александра Аркадьевича Галича «зарубало» именно это. Именно эти великомученики, которые стояли за их спиной.
- Не моя это, вроде, боль,
Так чего ж я кидаюсь в бой?
А вела меня в бой судьба,
Как солдата ведет труба…
Моя судьба тысячекратно легче судьбы Галича. А уж, тем более, судьбы Шаламова. Но, думаю, труба меня в бой ведёт та же самая.
И эта «Чукотская Голгофа» на обложке нашего альбома кажется мне… нельзя, конечно, сказать, самой прекрасной. Но… как-то обрабатывать её — это… привет «Святой Елене». Нет. Этого делать не надо.
Так получилось, что название написал Гаврила Лубнин. И несколько уважаемых и любимых мною людей сказали, что шрифт слишком «весёлый». Но все остальные варианты надписей на обложке показались мне лишними. А Гаврила Лубнин — великий Поэт и Художник. И буквы у него живые. Поэтому они так и остались. Мне они не мешают. Не мешают смотреть на нашу Чукотскую Голгофу.


Авторы:

Александр ГаличОлег КовригаБранимир
Андрей МашнинЗахар МайИгорь Крутоголов
Марина БарешенковаМарк ПекарскийУмка
Дмитрий "Дуче" БациевПсой КороленкоХроноп
Андрей ТропиллоМаксим ЛяшкоСергей Рыженко
Анатолий ПлатоновАндрей СоловьёвВадим Демидов
Гавриил ЛубнинДмитрий ШагинАнна Хвостенко
Иван ЖукВладимир "Биг" ГлушкоДочь Монро и Кеннеди
Седьмое Пришествие МарсианПётр АкимовСеребряная Свадьба
Унесённые ВеткиЮлия БеломлинскаяОльга Чикина
Игорь "Бигимот" БажановСамые Неприятные КавалерыАлександр Чернецкий
Сергей "Чиж" Чиграков



Александру Галичу посвящается - Весёлый разговор (2CD)

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Тамбурин "К синим рекам" (mc)

Отделение ВЫХОД, 1998. Добавить в корзину

Цена: 150 р.

Колпаков Александр "Со ту"

Отделение ВЫХОД, 2018. Добавить в корзину

Цена: 350 р.

Дети "Три аккорда" (mc)

Отделение ВЫХОД, 2000. Добавить в корзину

Цена: 150 р.

Разработка и cопровождение - Выргород