Ссылки

CD: Крученых Алексей, Матюшин Михаил - "Победа над солнцем. Опера в двух деймах"

Цена: 900 р.

Количество: 

 

Издательство: Kama Records, 2015.

Вес: 150 г.

Краткое описание:
Подарочное издание, диджипак в слипкейсе.


Победа над солнцем.
Опера в 2-х деймах и 6 картинах.

1. Вступление
2. 1 деймо 1-й картины
3. Путешественник один говорит. Музыка все время диалога.
4. Песня забияки
5. 2-я картина. Марш плененных турок. Хор
6. 2-е деймо 5-я картина.
7. Moderato
8. Трусливые
9. Andante maestroso. Музыка передая прямые линии новой страны.
10. 2 деймо 6 картина. Мещанская песнь
11. Хор спортсменов
12. Тенорам
13.
14. Ноты Будетлянския.

Действующие лица:
Первый Будетлянский силач
Второй Будетлянский силач
Нерон и Калигула в одном лице
Путешественник по времени
Злонамеренный
Забияка
Враг
Вражеский воин
Спортсмен
Могильщик
Авиатор
Разговорщик по телефону
Пестрый глаз
Новички
Трусы
Чтец
Толстяк
Деятельный
Внимательный рабочий
Молодой человек
Пилот
Хор

Музыка: Михаил Матюшин
Текст: Алексей Крученых

Исполнители:
Алексей Чистяков – тенор
Владислав Бурцев – баритон
Марк Булошников - фортепиано

Куратор проекта издания: Ксения Ануфриева
Дизайн: morzefish
Перевод: Ross Wolfe

Издание осуществлено в рамках выставки «Музей великих надежд» 28 февраля – 30 июня 2015 года. Арсенал, ГЦСИ, Волго-Вятский филиал.
Либретто и нотный текст печатаются по изд. Матюшин М.В. «Творческий путь художника». Книга-альбом, Музей Органической Культуры. 2011.

Особое спасибо: Музею Органической Культуры (г. Коломна) и лично арт-директору музея Ирине Аликиной.

Издано при финансовой поддержке Клуба «Малевич» (Нижний Новгород).

Слипкейс:
Реконструкция костюма персонажа «Старожил» по эскизу К. Малевича на выставке «Музей великих надежд» (Волго-Вятский филиал ГЦСИ, февраль-июнь 2015 г.). Экспертное руководство реконструкцией: театровед, кандидат искусствоведения Губанова Г.И. (Москва) Бутафор: Власов Н.В.
Фото: Ксения Ануфриева

Хранится в клубе «Малевич» (Нижний Новгород).

Запись сделана в студии Консерватории Нижнего Новгорода в январе 2015 года.

«Победа над Солнцем» – уникальное явление в истории отечественной и мировой культуры, самими авторами названное «первой футуристической оперой». Впрочем, вопрос о принадлежности к этому жанру стал темой для дискуссий – и в рядах зрителей на премьере, и среди нескольких поколений специалистов, сменявших друг друга за 100-летнюю историю этого произведения.
Спектакль был создан в 1913 году в русле направления, впоследствии ставшего всемирно признанным брендом отечественного искусства под названием «русский авангард». Автор словесного текста оперы – изобретатель языка «зауми», поэт Алексей Крученых. Казимир Малевич создал эскизы к костюмам и декорации. Именно на занавесе «Победы на Солнцем» впервые появляется его «Черный квадрат».
Автор музыки в этом проекте – наш земляк, нижегородец Михаил Матюшин (1861-1934). Он – композитор, а в последствии и художник – свойство настолько редкое, что и сравнить почти не с кем, разве что с довольно близким по духу современником – Чюрленисом. Матюшин разрабатывал в своем творчестве совершенно особые системы: как в области музыки, так и в области восприятия цвета. Его «Руководство к изучению четвертей тона для скрипки» (Петроград, 1915, изд-во «Журавль») – интереснейший шаг по расширению традиционной европейской звуковысотной системы. В нем композитор вводит звуковые «микроструктуры» (1/4 тона, 1/3 тона), недоступные на фортепиано обычной настройки, утверждая в музыкальной практике ультрахроматику. Эта идея – одна из самых передовых в контексте русского музыкального авангарда. Независимо от Матюшина ее также разрабатывали композиторы Арсений Авраамов, Артур Лурье, Иван Вышнеградский. Благодаря творчеству двух последних эта идея стала известна и в Европе. А в «Победе над Солнцем» четвертитоновый фрагмент стоит особняком: вынесен за рамки партитуры и завершает изданную брошюру с либретто и небольшими нотными фрагментами. Он назван Матюшиным «Ноты Будетлянские» – то есть это музыка будущего!
Как художник и исследователь Матюшин руководил группой «Зорвед» (от слов «зорко», «взор» и «ведать») в ГИнХуК (Государственный институт художественной культуры). Результатом его работы стал «Справочник по цвету. Закономерность изменяемости цветовых сочетаний» (1932). Важно отметить, что Матюшин занимался также взаимосвязью цвета и звука – феноменом, известным, прежде всего в связи с творчеством А.Н. Скрябина (1872-1915). В 1926 году состоялась выставка Матюшина «Связь звука и цвета», а свои наблюдения и выводы он сформулировал в работе «Звуко-цвет» (1933).
Музыку Матюшина в «Победе над Солнцем» высоко оценил современный композитор и мыслитель, автор многочисленных книг по философии музыки Владимир Мартынов:
«Клавир Матюшина свидетельствует о незаурядных композиторских способностях своего создателя, свободно пользующегося остро диссонансными аккордами, политональной и атональной гармонией, остинатными фигурами и прочими новаторскими средствами, характерными для творчества наиболее передовых и продвинутых композиторов того времени. В этой связи интересно было бы привести параллельный анализ «Победы над солнцем» и «Весны священной», премьера которой состоялась в том же 1913-ом году в Париже». (Здесь и далее цит. по: «Михаил Матюшин. Творческий путь художника». Изд. «Музей органической культуры», Коломна, 2011).
Два «дейма» (по В.Хлебникову) – шесть картин «Победы над Солнцем» стилистически прокладывают дорогу от любования звуковыми красотами позднего романтизма через символистскую мелодекламацию к зонг-опере (которая случится у Брехта через 15 лет). В спектакле чередуется пение и декламация. Для истории оперы это не новость – вспомним первоначальную версию «Кармен» Бизе или оригинальный вариант «Волшебной флейты» Моцарта. Однако для оперы начала ХХ века – это уже почти забытый опыт, воспринимаемый практически как новаторство, и скорее связанный с традицией народного площадного, балаганного или же кабаретного представления.
Часть текста произносится на фоне музыки, что отсылает к популярному на рубеже веков (в символистской среде) жанру мелодекламации. Некоторые номера в опере (два из сохранившихся фрагментов) обозначены как «песня» («Песня забияки», «Мещанская песнь»). Мелодии в них парадоксальным образом чрезвычайно легко запоминаются, хотя и опираются на сложноладовую звуковысотность. Зато аккомпанемент в них нарочито лапидарный, по принципу чередования бас-аккорд (настоящее «ум-ца, ум-ца», но не на основе традиционной тональности!). Упругое, свежее звучание в сочетании с необычным текстом Крученых делает эти песни настоящими «футуристскими хитами».
Явной пародией на поздний романтизм и эстетизм новых течений Серебряного века звучит в «Мещанской песне» фрагмент: «Не поймаюсь в цепи-силки красоты/ Шелки нелепы уловки грубы» в ясном Ми-бемоль мажоре с хроматическими опеваниями-подголосками в аккомпанементе. На традицию лейтмотивов в романтической опере указывают ремарки в нотном тексте: «мотив толстяка», «мотив чтеца». И конечно – непременный для традиционной «большой» оперы «экзотический» вставной номер: Марш пленных турок!
Последнее сопоставление старой и новой музыки – в финале. Точнее – в финале и за его пределами. Формально опера заканчивается несколькими идущими друг за другом фрагментами у фортепиано: 1) нарочито традиционалистской радостной темой на 6/8, 2) таинственным высоким тремоло в сочетании с вкрадчивым басом и 3) сияющим Фа-диез мажором (характерным для Скрябина) с нежными трелями и хроматическими переливами. И уже затем – «Ноты Будетлянские», и с прошлым, и с настоящим – покончено!
Внутри оперы новая музыка – это переосмысленная архаика. Вступление, аккомпанемент Монолога Путешественника из 1-й картины, Andante maestoso из 5-й картины («Музыка передает прямые линии новой страны») – в этих мощных и торжественных моментах явно прослеживается связь с колокольным звучанием. А аккорды в вокальной партии Хора спортсменов (6-я картина) возможно даже сравнить с петровским кантом. В этом музыкальном решении работает тот же принцип, что и в тексте Крученых: его словесное новаторство опирается на глубинные древние корни русского языка.
В своей автомонографии «Творческий путь художника» Матюшин высказывается относительно смысла «Победы над Солнцем»: «…опера имеет глубокое внутреннее содержание, издеваясь над старым романтизмом и многопустословием, что Нерон и Калигула [объединенные в одного персонажа – прим. моё, К.А.] – фигура вечного эстета, не видящего живое, ищущего везде «красивое» (искусство для искусства), что путешественник по всем векам – это смелый искатель – поэт, художник, прозорливец, что сражающийся сам с собой неприятель – это конец будущим войнам и что вся «Победа над Солнцем» есть победа над старым привычным понятием о Солнце, как «красоте».
Скандальная премьера «Победы над Солнцем» готовилась в стесненных материальных условиях. Музыка не была оркестрована – автор аккомпанировал певцам на фортепиано. В изданной брошюре с либретто было опубликовано всего лишь несколько нотных фрагментов. Но это далеко не вся сохранившаяся музыка оперы. Наиболее полный нотный текст сохранился в рукописи, переписанной ученицей Матюшина, М.В. Эндер. Он был опубликован в книге Михаил Матюшин «Творческий путь художника» (Изд.: Музей органической культуры, 2011).
За свою столетнюю историю «Победа» была несколько раз поставлена в России и за рубежом. В каждой из сценических постановок неизбежно приходилось заниматься оркестровкой и добавлениями из музыки современников Матюшина (например, Скрябина), а в некоторых случаях – досочинением не сохранившихся музыкальных фрагментов.
В проекте Волго-Вятского филиала ГЦСИ, приуроченного к выставке «Музей великих надежд» осуществлено аутентичное исполнение большей части сохранившихся фрагментов оперы исключительно с музыкой Матюшина, без каких-либо добавлений. Нижегородские молодые певцы исполняют свои партии под аккомпанемент рояля.
Вид, в котором партитура «Победы над Солнцем» дошла до нынешнего времени, создает впечатление эскизности. Однако, оно обманчиво. Отсутствие оркестровки не умаляет достоинств нотного текста Матюшина. Он, под стать тексту словесному, – дерзок, остроумен, и направлен в будущее в гораздо большей степени, чем кажется. Речь о том, что в музыке «Победы над Солнцем» можно расслышать те тенденции времени, которые затем реализуются в «Мимолетностях» Прокофьева (с их свободным обращением с тональностью) и «Носе» Шостаковича (с его умением работать с «низкими», лапидарными жанрами). А значит, «Победа над Солнцем» – по праву носит звание документа своей удивительной по смелости эпохи и почетный титул «первой футуристической оперы».
Александр Юминов, Kama Records


«Победа над Солнцем» — футуристическая опера Михаила Матюшина и Алексея Кручёных, целиком построенная на литературной, музыкальной и живописной алогичности.

Стала примером совместной работы поэтов и художников, синтеза искусств — слова, музыки и формы. Опера повествует о том, как группа «будетлян» отправилась завоевывать Солнце. Обычно это понимается как победа передовой техники будущего над старой природой, но также присутствует и тайный мотив победы над «солнцем русской поэзии», то есть Пушкиным, которого в то время футуристы активно сбрасывали с парохода современности. Либретто широко пользовалось заумью (оставаясь довольно понятным), музыка была хроматической и диссонансной, а оформление — карикатурным, преувеличивавшим характеристики того или иного персонажа.

Осенью 1913 года кубофутуристы — Объединённый комитет «Союза молодёжи» решает организовать футуристический театр. Пьесы были заказаны Маяковскому и Кручёных. Возникает идея постановки футуристической оперы с характерным названием «Победа над Солнцем». В середине июля Малевич и Кручёных приехали на дачу Матюшина, где состоялся «Первый всероссийский съезд футуристов», включавший, правда, всего трёх участников — Матюшина, Малевича и Кручёных. Было решено создать театр, назвав его «Будетлянин» и перевернуть основы представления россиян о театре. «Победа над Солнцем» создавалась как «произведение программно-футуристическое, как выражение алогизма в слове, изображении и музыке». Кручёных при написании либретто руководствовался своей поэтической концепцией «заумного языка».

Матюшин так писал о замысле постановки: «Опера имеет глубокое внутреннее содержание, издеваясь над старым романтизмом и многопустословием вся Победа над Солнцем есть победа над старым привычным понятием о солнце как о красоте».

Малевич в статье «Театр» (1917) подчеркнул оглушительное новаторство спектаклей: «Звук Матюшина расшибал налипшую, засаленную аплодисментами кору звуков старой музыки, слова, и буквозвуки Алексея Кручёных распылили вещевое слово. Завеса разорвалась, разорвав одновременно вопль сознания старого мозга, раскрыла перед глазами дикой толпы дороги, торчащие и в землю, и в небо. Мы открыли новую дорогу театру».

Авторы «Победы над Солнцем» воспевали идею строительства нового будущего, которое может быть построено только после разрушения старого. И каждый из них достигал этого собственными средствами: Малевич — супрематическими построениями, Кручёных — заумью, а Матюшин — диссонантностью музыкальной ткани.

В 1913 году состоялась первая постановка (в Санкт-Петербурге). Второй раз — в 1920 году (в Витебске), и до 1980-х гг. опера не возобновлялась. В последующие годы её постановки были экспериментальными, свободно интерпретируя исходный материал — музыкальный (революционный для своего времени), визуальный и драматургический. Ввиду его гибкости и актуальности интерес к постановкам не угасает, по сей день подталкивая современных театральных деятелей к реализации своего видения.

Вклад художников-оформителей, в первую очередь Малевича, в спектакль, до сих пор является главным художественным достоинством спектакля, благодаря которому он вошёл в историю культуры. «Эта была живописная заумь, предварявшая исступлённую беспредметность супрематизма», писал об оформлении Бенедикт Лившиц — то есть работа над постановкой послужила толчком Малевичу для рождения супрематизма. Кроме того, знаменитый «Чёрный квадрат» Малевича впервые возник в декорациях к «Победе над солнцем» (1-е действие, 5-я сцена) как пластическое выражение победы активного человеческого творчества над пассивной формой природы: чёрный квадрат вместо солнечного круга.

«Декорации Малевича с фантасмагорическими изображениями-осколками видимого мира, его костюмы, где господствовала безоглядная деформация актерских фигур, создавали в резких лучах прожекторов небывалые сценические эффекты». Работа Малевича вела к понятию Bühnenarchitektur (с нем. «сценическая архитектура»), то есть трехмерной кинетической взаимодействующей целостности.

«Декорации ко всем картинам построены по одному принципу. Кажется, что действие всегда происходит внутри какого-то куба. Грани этого куба не дают возможности выйти за его пределы, но в то же время явно ощущается стремление в глубину, в пространство задника сцены». 1-я картина решена в чёрно-белой гамме, в декорациях 2 картины, наряду со ступенеобразным мотивом появляется мотив закручивающейся спирали и появляется чёрно-зелёная гамма. «Третья и четвёртая картины усиливают это напряжение. В них появляется все больше абстрактных фигур и линий, которые заполняют все пространство. Кульминацией является эскиз четвёртой картины с его мотивом Солнца, которое уже почти закрыто абстрактными фигурами Нового мира». В 5-й картине (Новом мире) поле поделено пополам на чёрную и белую часть диагональю. В 6-й картине все поле задника занято трубами, колесами, так как представляет собой гимн машинерии.

В тексте Кручёных, густо замешанном на зауми, повествовалось о Будетлянских силачах, беспощадно разрушающих все общепринятые нормы здравого смысла. Среди героев оперы числятся:

Первый Будетлянский силач
Второй Будетлянский силач
Нерон и Калигула в одном лице
Путешественник по времени
Злонамеренный
Забияка
Враг
Вражеский воин
Спортсмен
Могильщик
Авиатор
Разговорщик по телефону
Пестрый глаз
Новички
Трусы
Чтец
Толстяк
Деятельный
Внимательный рабочий
Молодой человек
Пилот
Хор

Кручёных провозглашал победу техники и силы над стихией и романтикой природы, замену природного, несовершенного солнца новым рукотворным, электрическим светом. Старое вечное Солнце выступало символом прежнего порядка вещей, подлежащего искоренению, — борьба с ними увенчивалась полной победой Будетлянских силачей: хор в конце первого дейма (неологизм Хлебникова, обозначающий действие) докладывал: «Мы вырвали солнце со свежими корнями / Они пропахли арифметикой жирные/ Вот оно смотрите».

Спектакль состоит из двух действий (дейм, как назвал их Кручёных): в первом дейме, включающем в себя четыре картины, происходит главное событие спектакля — пленение Солнца, которое происходит за сценой, невидимое зрителю. Будетлянские силачи разрывают занавес. Во второй картине появляются новые действующие персонажи — вражеские воины в костюмах турок, но затем выходят поющие силачи, из реплик которых становится ясно, что борьба с солнцем ещё не закончилась. Третья картина символизирует конец борьбы, победу над ненавистным светилом, в ней появляются Похоронщики. Всю картину составляет их песня.

Кульминацией действия является четвёртая картина. Из реплик персонажа, названного Разговорщиком по телефону, зритель узнает о пленении Солнца. Из «десятых стран», вернулись воины-победители, несущие Солнце. Они провозглашают новые законы мироздания: «Знайте, что земля не вертится». Картина заканчивается своего рода гимном — описанием нового мира и нового человека.

Начало второго дейма происходит уже в совершенно новом мире — в так называемом Десятом стране. Нарушены все законы времени и пространства. От прошлого не осталось и следа, но что делать с настоящим, новые люди не знают. Шестая (финальная) картина представляет собой вторую кульминацию: Толстяк не может выйти из дома, так как прежние законы пространства не действуют. И в противовес этому на сцену вновь выходят стройные ряды спортсменов. Этот торжественный парад сопровождается полетом аэропланов. Все сливается в сплошной шум и заканчивается падением аэроплана (хотя это событие вновь происходит за сценой, а зрители видят лишь поломанное крыло). Ничто не может повредить празднику — появляется Авиатор, которому только «башмак попортило». Заканчивается праздничное действо военной песней, утверждающей ту же мысль о бессмертии «новых» людей, что и в начале оперы, тем самым логически замыкая её.

Действие по терминологии А. Е. Кручёных называется «деймо», однако род этого слова определить однозначно невозможно, поскольку в либретто даны два варианта: средний и женский («1-е деймо», но «2-я деймо»).


Авторы:

Алексей КрученыхВелимир Хлебников



Крученых Алексей, Матюшин Михаил - Победа над солнцем. Опера в двух деймах

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Наумов Лев "Шёпот забытых букв" (кн.)

Амфора, Бертельсманн Медиа Москоу, 2014. Добавить в корзину

Цена: 450 р.

Улзытуев Амарсана "Анафоры"

Отделение ВЫХОД, Серия "Поэты у микрофона", 2017. Добавить в корзину

Цена: 300 р.

Разработка и cопровождение - Выргород