Ссылки

CD: Трибьют Виктору Цою - "Мы вышли из Кино"

Цена: 1100 р.

Количество: 

 

Издательство: Maschina Records, 2017.

Вес: 90 г.

Краткое описание:
Подарочное издание, jewel box, буклет, слипкейс. Ограниченный тираж 300 экз.


1. Noize MC - Последний герой
2. Найк Борзов - Это не любовь
3. АлоэВера - Сюжет для новой песни
4. Биртман feat Юрий Каспарян - Мы хотим танцевать
5. Вадик Королёв feat Pedro y Juan - Саша
6. Обе две - Рядом со мной
7. Race to space - Танец
8. Nina Karlsson - Дерево
9. Artemiev - Дождь для нас
10. ВХОРЕ - Фильмы
11. Петля Пристрастия - Ты мог бы
12. Сансара - Стань птицей
13. VLNY - Малыш
14. Свидание - Музыка волн
15. Zilberman - Сюжет для новой песни
16. ГРОМЫКА - Звезда по имени Солнце (Серый лёд)
17. Карелия - Место для шага вперёд
18. Chikiss - Камчатка
19. КДИМБ - Мы хотим танцевать
20. Newlux - Baby
21. Антон Севидов - Спокойная ночь

Noize MC — «Последний герой»
Иван Алексеев:
Для меня «Кино» — одна из самых главных русскоязычных групп на все времена. Песни Цоя — один из базовых пластов, существенная часть нашего культурного кода. Юрий Каспарян — гениальный гитарист со своим уникальным, фирменным стилем. На мой стиль игры мощнейшее влияние оказали его партии — все эти прозрачные арпеджио с зашитой внутрь мелодией и нехитрые, но оригинальные и въедающиеся с первого прослушивания риффы.
Эту версию «Последнего героя» мы сделали еще четыре года назад в Белоруссии. Летом 2013-го мы там снимали фильм о группе, который так и не вышел, и в конце устроили вечеринку: все тусовались, выпивали и играли на гитарах. И вдруг наш оператор Макс Колбаса, мастерски пародировавший Цоя, взял и по приколу зачитал все куплеты «Последнего героя» подряд под один аккорд. Нас всех это так вставило, что я тут же достал ноутбук, подключил звуковую карту, и мы стали все это прям там записывать. У меня с собой была укулеле — ее мы тоже решили использовать в записи. С одним куплетом трек получался очень коротким, и я сочинил второй.
Нам всем дико понравился результат. Песня должна была выйти на альбоме «Неразбериха», но правообладатели тогда запросили за релиз круглую сумму, так что от этой идеи мы отказались и отложили трек до лучших времен. Здорово, что лучшие времена наконец настали, и мы с радостью представляем вам итог. Вокал я перезаписал в студии, DJ StuFForD добавил скретчи, бит пересобрал наш саунд-продюсер Кирилл Борисов, а вот гитара, бас и укулеле остались прямо те самые — записанные на тусовке в ноутбук. Это, конечно, очень вольное прочтение оригинала и скорее римейк, чем кавер, — но по-другому мне неинтересно, а цоевскую версию Цой и сам прекрасно записал, причем как минимум два раза.

«Обе Две» — «Рядом со мной»
Катя Павлова:
К счастью, прежде нам хватало ума не покушаться на произведения группы. Интро в «Блажи» [концертная программа] не считается, ибо незафиксированное исполнение а капелла равно посиделкам на кухне, но свербело всегда, чего уж. Выбрать песню было проще простого. В ноябре моему другу [Антону] Морозову стукнуло 30, я обещала приехать к нему в Петербург и спеть в баре «Ты выглядишь так несовременно рядом со мной», аккомпанируя себе же на гитаре. Обстоятельства спасли меня от этого позора, но должок остался, и песня — одна из лучших.
[Участник группы] Дима [Емельянов] поддержал. Молчал, молчал, а потом прислал практически готовую версию. Я сразу сдалась этим кинематографичным скрипкам и вестерну. Он будто уловил и уточнил то самое «эстетство» материала. Я имею в виду не только эту песню, но все, за что мне дороги «Ночь» и «Это не любовь…» Ну и главное — Емельянов умеет избежать нарочито «странного», «необычного», настойчиво «удивительного», всей этой пошлости.
Когда я слушаю нашу версию, то всегда воображаю, как [музыкант Вадик] Королев с Морозовым туманным будним утром шагают по Невскому. Выглядят шикарно, лица надменны, двубортные пальто. Равных нет.

БИРТМАН feat. Юрий Каспарян — «Мы хотим танцевать»
Дмитрий Наумов:
Виктор Цой и группа «Кино» — это то, что было со мной на протяжении всей моей жизни. Где-то в лабиринтах моего головного мозга хранится папка под общим названием «Детство и юность». Так вот, в ней в совершенно непонятном, хаотичном порядке хранятся: плакат Жан-Клода Ван Дамма, латвийский скейтборд Ripo, магнитофон «Весна-207» и в том числе кассета МК-60 с песнями группы «Кино». Весной 1990 года мой старший брат привел меня на концерт Виктора Цоя, за что ему я до сих пор крайне благодарен. Прошло уже 27 лет, за это время мои музыкальные пристрастия менялись бесконечное количество раз. Порой мне казалось, что это все должно остаться в 1980-х, слушать все это невозможно, столько появилось нового и интересного. Но проходило совсем чуть-чуть времени — и я опять с удовольствием слушал альбомы «Кино». Наверное, потому, что это уже часть самого меня.
Для проекта «Мы вышли из Кино» мы выбрали песню Виктора «Мы хотим танцевать». Знаете, я родился еще в Союзе, и для меня до сих пор дни недели — это разворот школьного дневника: допустим, пятница у меня находится справа посередине, а вот песня «Мы хотим танцевать» — это вторая сторона пластинки «Ночь», последний трек. Вообще, «Ночь» и «Это не любовь» — мои самые любимые альбомы группы «Кино».
Мы взяли оригинал песни и добавили свои ассоциации и воспоминания о нашем советском детстве. Потому, наверное, наша версия получилась светлой, радостной и танцевальной. А какие еще могут быть воспоминания о самом радостном и беззаботном периоде жизни у каждого человека? Ну и конечно, участие в записи этого трека гитариста группы «Кино» Юрия Каспаряна для нас очень много значит. Это музыкант-легенда во всех смыслах, обладающий неповторимым и узнаваемым гитарным звучанием. В общем, слушайте нашу кавер-версию «Мы хотим танцевать», слушайте песни Цоя и своих родителей.

Антон Севидов — «Спокойная ночь»
Антон Севидов:
У Брюса Ли советского рока множество сильных песен. И все мы их, конечно, знаем и любим. Тем сложнее браться — важно не испортить, но при этом сделать свежо.
Одна из моих любимых — «Спокойная ночь». Делать из Цоя что-то «модное» было бы глупо. Я решил пойти от обратного и представить, что это джазовый стандарт, написанный Майлсом Дэвисом в конце 1950-х годов. Я пригласил своих друзей в студию — это потрясающие джазовые музыканты, барабанщик Александр Машин и контрабасист Макар Новиков. Мы начали играть, и тут я понял, что звучать это должно как на пластинке «Kind of Blue» — прозрачно и в то же время очень глубоко, монументально. Нам очень понравилось — и даже возникла идея записать целый альбом. Возможно, мы так и поступим.

Найк Борзов — «Это не любовь»
Найк Борзов:
Когда возникла идея записать песню к 55-летию Виктора Цоя, я изучил практически весь материал, но на песню «Это не любовь» мое внимание обратила моя девушка, которая услышала ее в машине по радио. Послушав песню несколько раз, я понял, что в ней не раскрыта до конца некая весенняя история: авитаминоз, влюбчивость после зимы, когда солнышко немного выглянуло и абсолютно все люди дышат по-другому, смотрят друг на друга иначе, влюбляются. Начинаются новые романы, которые заканчиваются уже летом или к осени.
Это все и есть «Это не любовь» — страсть, мимолетные увлечения, простейшая химия. И эту историю я хотел достать из песни. На репетиции мы практически с первого дубля сделали этот трек в том виде, в котором он звучит сейчас, и мне кажется, что у нас получилось извлечь из песни то, что в ней изначально было заложено.

Nina Karlsson — «Дерево»
Нина Карлссон:
Для меня «Дерево» — песня об истинной любви ко всем и ко всему, что для нас значимо, к жизни другого и к себе, к своей жизни. Пока я напеваю ее про себя, вспоминается все самое дорогое моему сердцу — что было, есть и, я верю, ждет меня впереди. Я не смогу передать это ощущение словами, просто когда-то эта песня обняла меня целиком, и с тех пор она всегда со мной. Сегодня я пытаюсь обнять ее в ответ.

Zilberman — «Сюжет для новой песни»
Михаил Идов:
В моем восьмидесятническом детстве все было просто. Был недосягаемый восьмирукий Гребенщиков, были полубоги второго эшелона Шевчук и Бутусов, но настоящий рок-идол был один — и это, конечно, был Цой. При этом «настоящим» Цоем в тот момент считался героический Цой последних трех альбомов, все чаще певший от множественного числа первого лица и сменивший музыкальные ориентиры с Моррисси и The Cure на Duran Duran и Билли Айдола. Ранний акустический Цой и инди-роковый промежуточный Цой — поразительно, да, что можно говорить о трех четко обозначенных творческих периодах карьеры, занявшей всего девять лет? — в моем кругу не котировались. И только спустя лет десять, уже после университета, до меня начало доходить, до какой же степени я все проворонил. «Группа крови» и «Звезда по имени Солнце» для меня сейчас воспринимаются скорее как творчество слегка растерянного молодого человека, пытающегося осмыслить навалившийся груз народной славы, — а «Начальник Камчатки» и «Это не любовь» звучат как абсолютно вневременные шедевры. Не мешает, конечно, и то, что их звук — особенно это-не-любовное сочетание прозрачной электрогитары с драм-машинкой — через четверть века оказался настолько остромодным, что на нем, сами того не зная, сделали целую дискографию люди вроде The хx.
«Сюжет для новой песни» всегда была для меня особой вещью. Это мета-Цой, Цой про Цоя, бесстрашная демонстрация творческого метода, сама же являющаяся его идеальным результатом: «Я не умею петь о любви, / я не умею петь о цветах». При этом простоту текста и музыки — в оригинале всего два аккорда, от которых я местами позволил себе на полшага отойти, — оттеняют безумные электроклавиши Курехина, не столько дополняющие, сколько перечеркивающие песню; соло Ярослава Тимофеева в конце нашей версии содержит несколько приветов мэтру. В припевах слышны мой постоянный соратник Daniel Shake и электронщица из Екатеринбурга по имени Ficus — люди заметно младше меня. Но эта песня одинаково применима к любому из нас. В конце концов, основные параметры не меняются. За стенкой по-прежнему орет телевизор, и год пролетает все так же быстро.

Петля Пристрастия — «Ты мог бы»
Илья Черепко-Самохвалов:
Предложил эту песню Тимофей, наш басист, который уже знал, каким образом можно ее исполнить. Никто не сопротивлялся, потому что песня хорошая, вполне созвучная нынешнему контексту и не такая заезженная, как многие другие — тоже хорошие — песни «Кино». Мы не ставили перед собой задачу соригинальничать, чтобы продемонстрировать обязательно какое-то уникальное видение этой темы, нет.
Напротив, нам кажется, что лучший способ выразить уважение к герою нашей юности — честно попытаться сыграть его песню, принципиально не меняя ни ритма, ни настроения, ни композиции. Все равно получится по-другому: звук не тот, люди не те, гитары не те, время не то, место не то. Только прет в процессе игры похожим, наверное, манером.
Мне сдается — нет способа надежнее передать привет Цою, которого на чем свет стоит ругал мой папа, ставила в пример как человека, не умеющего правильно произносить во время пения слова, мой педагог по сценической речи. Цою, с песни которого и началась моя история бренчания на гитаре. Цою, чьи песни на улице не раз спасали от получения ********. Цою, который часто пел, пока я под него пил. В общем, Цой круче Брюса Ли!

ARTEMIEV — «Дождь для нас»
Павел Артемьев:
Первым порывом было сделать кавер на какую-нибудь песню, которая у всех на слуху, но я быстро отказался от этой идеи. Причин несколько: большинство таких композиций уже перепели все кому не лень, и в основном, на мой взгляд, это получается значительно хуже оригинала. Я выбрал песню «Дождь для нас», потому что в ней есть удивительная глубина в сочетании с наивностью — в тексте и в музыке. Цою тогда было около 21 года. На альбоме «46» много удивительных песен, но эта меня удерживает еще и своей концовкой, совершенно не типичной для русского рока. Я попытался не испортить оригинал, сохранить это состояние, но так как этот проект посвящен ушедшему герою, меня немного занесло в сторону мистики. Думаю, это можно уловить в моей версии.

ВХОРЕ — «Фильмы»
Елена Кузнецова:
Период дикой популярности группы «Кино» в 80-90-е я пропустила. В моем детстве они стояли в одном ряду с песнями «Машины времени» и Аллы Пугачевой — то, что можно было услышать по радио по пути на дачу, или то, что папа мне играл.
Лет с тринадцати я начала тусоваться с панками, потом с постпанками. Там рядом с «Кино» уже был «Король и Шут». В юности я уже сама активно играла постпанк — сначала какой-то оккультно-мистический, между «Срубом» и «Калиновым мостом», потом такой, чтобы можно было на разогреве у PLOHO выступить и засветиться в плейлистах модных пабликов про Сибирь. Здесь «Кино» — уже обязательная программа молодого панк-интеллигента. Ты слушаешь Моррисси, смотришь братьев Коэн и играешь-поешь все песни «Кино», если ты интеллигент, и «Гражданской обороны», если ты панк.
В общем, «Кино» — это контекст, один из столпов современной ментальности. Даже не как группа, не как исполнитель — а просто как феномен. Нам с девочками в группе «Кино» не хватило нежности и праведной тоски, поэтому мы ими щедро присыпали все, что видели, в том числе мою любимую песню.

Race to Space — «Танец»
Мириам Сехон:
«Кино» — пожалуй, единственная русская группа, чья музыка близка по духу всем участникам Race to Space. Мы все считаем себя детьми перестройки, а «Кино» и Цоя — главными символами той эпохи. Однажды мы уже обращались к русской музыке этого периода, когда делали кавер на песню «Плоскость» группы «Аквариум» из культового фильма «Асса», и с тех пор не раз задумывались о кавере на «Кино». Поэтому мы с радостью приняли предложение поучаствовать в этом трибьюте.
Нам хотелось взять песню, которая бы, с одной стороны, была не слишком известна, а с другой — органично звучала с женским вокалом. Это сильно ограничивало выбор, так как большинство песен «Кино» пропитаны брутальным мужским характером. Перепеть песню «Танец» предложил наш гитарист Павел Додонов, главный среди нас знаток творчества «Кино», и эта идея сразу же всем понравилась.
В оригинале песня звучит довольно позитивно — мы стремились сохранить это настроение и сделать ее максимально летней и живой, не перегружая излишними электронными фактурами. Что касается стихов и основного посыла, заложенного в песне, то нам показалось это очень созвучным сегодняшнему дню.
На данный момент «Танец» — наша первая запись в новом составе.


Авторы:

КиноВиктор ЦойЮрий Каспарян
Найк БорзовБиртманNoize MC



Трибьют Виктору Цою - Мы вышли из Кино

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения
Отзывы

Андрей-Владимирович

11.08.2017 20:03

Проверьте, пожалуйста, трэклист: действительно ли на CD присутствует под 7 "Race To Space - Танец"?


Похожие позиции:

Разработка - Elker Cопровождение - Романов