LP (винил): Любимов Алексей "Куперен, Д'Англебер. Французские клавесинисты 18 века" (LP)

Цена: 800 р.

Количество:
 

Издательство: Мелодия, 1986

Вес: 200 г.

Описание:
Чёрный винил, ламинат, экспорт, АЗГ.


Сторона 1
Л. КУПЕРЕН / L. COUPERIN (ок. 1626 —1661)
Сюита ре минор
1. Prelude (No. 45)
2. Allemande (No. 46)
3. Courante (No. 47)
4. Sarabande (No. 49)
5. Canaries (No. 51)
6. La pastourelle (No. 52)
7. Piece de trois sortes de mouvement (No. 56)
8. Gavotte (No. 53)
9. Chaconne (No. 54)
(В скобках даны номера пьес по изданию А. Кертиса)

Сторона 2
Ж.-А. Д'АНГЛЕБЕР / J.-H. D’ANGLEBERT (ок. 1635 — 1691)
Сюита № 2 соль минор
1. Prelude
2. Allemande
3. Courante I
4. Courante II
5. Sarabande
6. Gigue
7. Gaillarde
8. Passacaille

Алексей Любимов, клавесин фирмы "Zuckermann"

Звукорежиссер Ю. Богданов. Редактор И. Слепнев

Из серии «Факсимиле».

Звукорежиссер Ю. Богданов.
Редактор И. Слепнев

На лицевой стороне конверта: О. Фрагонар. Урок музыки
Оформление художника В. Байкова

У истоков искусства французских клавесинистов — перекрестные влияния английских вирджиналистов и французских лютнистов, знакомство французов с итальянской и испанской органными школами. Особая роль принадлежала «вкрадчивой лютне». Блестящая плеяда французских лютнистов — Готье, Бланроше, Мервиль — соединяла высокую танцевальную культуру музыкального Ренессанса с новыми идеями. В изощренном искусстве лютнистов сложились принципы объединения, были отобраны жанры и формы, которые стали наиболее устойчивыми в танцевальной сюите барокко. Их преемники — французские клавесинисты — платили им глубокой признательностью. Дань уважения — многочисленные музыкальные «надгробия», в которых увековечивались почитаемые современники.
Первый этап клавесинного искусства во Франции связан с именами Ж. Ш. Шамбоньера, его учеников — Н. А. Лебега, Г. Г. Нивера, Ж.-А. д'Англебера, трех Куперенов — основателей музыкальной династии, просуществовавшей до середины XIX века. Все они сохраняли связи с лютневой традицией, все работали над орнаментикой, оттачивая это изысканное искусство, все они придерживались схемы «основных танцев» (аллеманда, куранта, сарабанда, иногда к ним присоединялась жига), которая установится и в немецкой клавирной музыке — у Фробергера, Пахельбеля, И. С. Баха.
Среди плеяды французских мастеров Луи Ку-перен (около 1626 — 1661) занимает особое место. Его очень почитали современники, но затем на долгое время его затмил племянник — Великий Франсуа Куперен. В наш век слава Луи Куперена вновь упрочилась — его по праву ставят в один ряд с самыми значительными клавирными композиторами XVII века — Фрескобальди, Фробергером, Перселлом. Забвение постигло Луи Куперена во многом из-за того, что его произведения не были опубликованы, а ходили в списках при жизни. Луи Куперен играл на клавесине, органе, виоле, занимал пост органиста в двух парижских церквах. Круг его знакомств был широк — в него входили известный дипломат Сервьен, у которого он, вероятно, служил, шведская королева Кристина, версальская знать. Луи Куперен участвовал в исполнении самых знаменитых придворных балетов Люлли, был одним из исполнителей, а возможно, и сочинителей музыки к коронации Людовика XIV в Реймсе в 1654 году. Луи Куперен был близко знаком с Шамбоньером, вероятно, знал Фробергера. Во всяком случае, он написал «Прелюдию в подражание господину Фробергеру», и оба мастера были дружны со знаменитым лютнистом Бланроше, почтив его память «Надгробием».
Название «сюита» по отношению к танцевальным пьесам Луи Куперена достаточно условно — в рукописях его нет. В эпоху барокко танцевальная сюита называлась по-разному: «урок», «танец», «балет», «партита» и т. д. Издатель Алан Кертис объединил пьесы Луи Куперена по тональному принципу, ориентируясь на наиболее устойчивые схемы барочной танцевальной сюиты.
У Луи Куперена традиционные танцы теряют прикладное значение. Хореографические фигуры уже неощутимы в его музыке, сохраняются отдельные танцевальные ритмоформулы. Среди танцев — аллеманда, о которой М. Преториус писал: «Под аллемандой подразумевается немецкая персона или танец, так как Аллеманда — это Германия, а аллеман — это немец. Аллеманда — танец не очень быстрый, никаких особенных движений в нем нет». Аллеманды Куперена очень колорированы, изощренны по контрапунктической технике. Название «куранта», — согласно Преториусу, — «происходит от глагола спешить или бежать, так как он в большинстве случаев исполняется размеренными прыжками, как бы применяя в танце движения бега». Куранты Луи Куперена—французского типа. Они прихотливы по ритмике, основаны на чередовании, а иногда — на одновременном соединении трехдольного и двудольного размера. Медленные чинные испанские сарабанды отличаются гармонической терп-костью^ смелым применением диссонансов — «жесткостей и задержаний», как их называли современники, — поражающих воображение, захватывающих неожиданностью, столь ценимой барокко. Быстрый танец канари — «танец Канарских островов» — в XVII веке сближался с жигой, не требовал особых ухищрений. Иначе поступает Луи Куперен, насыщая его полифоническим развитием. И даже модный гавот усложняется мастером — снова Куперен обыгрывает «жесткости». «Пьеса в трех размерах» сохраняет отдаленное сходство со своими жанровыми прототипами — последовательностью медленного и быстрого танцев (павана — гальярда, пассамеццо — гальярда). Но если в первой части угадываются контуры одной из устойчивых формул пассамеццо, а во второй — ритм гальярды, то третья присоединяется вполне свободно и более всего напоминает куранты Луи Куперена. Бесхитростная пастурель уходит к традиции любовных песен труверов и трубадуров. Традиционный для французских клавесинистов танец — торжественная чакона. Она завершает многие сюиты, а начиная с Люлли, служит финалом и в сценических произведениях.
Совершенно оригинальны «бестактовые прелюдии», с которых часто начинались танцевальные сюиты. Их писали во Франции в XVII и в начале XVIII века для лютни, клавесина и гамбы. Существовало мнение: «прелюдии можно играть, как вздумается, — медленно или быстро». Однако эти «бестактовые прелюдии» (название условно, поскольку тактовая черта и размер, как правило, не выставлялись, но бывали и исключения) сочинялись, а не импровизировались. Лютневую манеру свободного, «плывущего» метра перенес на клавесинное письмо Луи Куперен. В записанной на пластинку прелюдии угадываются обороты из «Надгробия для Бланроше» Фробергера. При всей свободе «бестактовые прелюдии» Луи Куперена обладают архитектонической завершенностью: крайние части слитноциклической трех-частной композиции — собственно прелюдии, в центре — фуга.
Противоположность ритмической свободе «бестактовых прелюдий» — тенденция к строгой выверенное™ французской орнаментики. Французские клавесинисты добиваются здесь предельной регламентации. Особая роль принадлежит д'Англеберу, создавшему самую полную таблицу расшифровки (29 украшений). Именно на его таблицу ориентировалось большинство композиторов, в их числе, вероятно, был и И. С. Бах. Расшифровки д'Англебера и его последователей не оставляли места для импровизации.
Ученик Шамбоньера, Жан-Анри д'Англебер (ок. 1635 — 1691) был связан семейными узами с Ф. Роберде и, вероятно, близко знаком с Люлли. С 1661 года он служил в Париже, был органистом герцога Орлеанского, в 1662 году сменил Шамбоньера на посту придворного клавесиниста, передав эту должность в -1674 году своему сыну. При его жизни был опубликован единственный сборник — «Пьесы для клавесина» (1689). Он включает четыре танцевальные сюиты, переложения театральной музыки Люлли, шесть органных пьес, трактат по цифрованному басу и таблицу расшифровки украшений. Д'Англебер, как и Луи
Куперен, опирается на «изломанный лютневый стиль», типичный для французского музыкального барокко. В записанной на пластинке Второй сюите мы находим «бестактовую прелюдию», контрапунктически проработанную аллеманду, две изысканных по ритмике куранты, гармонически прихотливую сарабанду, быструю полифоническую жигу. Затем следует гальярда. В разъяснении Преториуса итальянское слово "gagliarda" «значит: энергия, сила; по-французски gaillardise означает молодцеватость; про живого, веселого человека говорят, что он gaillard. Танец гальярды должен исполняться более оживленно, чем другие танцы; на этом основании он и получил свое название». Незамысловатый танец расцвечен изысканной хроматикой у д'Англебера. Завершает сюиту торжественная пассакалья — тема с двадцатью вариациями — в ритме медленного шествия. И в гальярде, и в жиге, и в пассакалье используется барочная «двойная реприза» — после повтора каждого колена танец исполняется от начала до конца снова, но без повторений. Этот принцип «двойной репризы» применяли и другие мастера эпохи барокко — Шамбоньер, Фробергер, И. С. Бах.
М. Лобанова

Пианист и клавесинист Алексей Любимов родился в Москве в 1944 году. Музыкальное образование он получил в Центральной музыкальной школе (класс А. Артоболевской) и в Московской консерватории в классе профессора Г. Нейгауза и доцента Л. Наумова. В 1965 году пианист был удостоен первой премии на Международном конкурсе пианистов в Рио-де-Жанейро, в 1968 году он стал лауреатом Международного конкурса в Монреале. Основу репертуара Любимова составляют старинная клавесинная музыка, произведения И. С. Баха, венских классиков, а также музыка XX века от Скрябина и Дебюсси до Шёнберга и Веберна. А. Любимов часто исполняет старинную музыку на оригинальных клавишных инструментах. Примером может служить предлагаемая запись произведений французских клавесинистов, осуществленная в Московской консерватории на одномануальном клавесине фирмы "Zuckermann" по оригиналу А. Рюккерса (1645 г.). Сборка мастера Ф. Равдоникаса .(1981 г.). Строй: ля=415 герц (1/2 тона ниже современного).
В серию «Факсимиле» включены записи музыкальных произведений XVI — начала XIX веков в звучании, соответствующем времени их возникновения. Это касается как выбора инструментов (старинных или их копий), так и нотного текста и исполнительских приемов данной эпохи.


Авторы:
Алексей Любимов

Любимов Алексей - Куперен, Д'Англебер. Французские клавесинисты 18 века (LP)

Оставьте отзыв об издании
Имя
Отзыв
Код

Рекомендации: