книги: Белых Александр "Эхо сердца. Книга избранных стихов. 1987–2019" (кн.)

Цена: 800 р.

Количество:
 

Издательство: Алетейя, 2021

Вес: 300 г.

Описание:
Твёрдый переплёт, 258 стр.

Автор воспевает жизнь во всем ее многообразии, обращаясь к стилю японской поэзии. Его изысканный, невесомый слог поднимает над суетой обыденности, позволяя увидеть красоту окружающего мира.
Стихи переводились на сербский, английский, французский, испанский, японский языки.
В оформлении использован автограф (перевод хайку) Фудзинума Такаси, профессора русской литературы университета Васэда в Токио, переводчика романов Льва Толстого «Анна Каренина» и «Война и мир».


«Эхо сердца» - книга стихов приморского писателя на русском и японском языках вышла в Санкт-Петербурге

Новая книга на двух языках появилась в краевой библиотеке имени Горького. Там состоялась презентация издания, автор которого — писатель и переводчик Александр Белых. Житель Артема — известный в Приморье знаток японского. Одними из первых его печатный труд увидели наши корреспонденты.

Еще в студенчестве Александр Белых решил переводить с японского — сначала стихи, затем прозу. В перерывах писал собственные эссе и романы. Каждый год он выпускает новую книгу. В этом - решил собрать под одной обложкой свою поэзию, за 30 лет творчества.

Александр Белых, поэт, прозаик, переводчик:
"В данном случае меня перевели, мои стихи на японский язык, и в параллельных переводах — на русском и на японском — мы сделали книгу".

Две женщины могут назвать себя соавторами поэта из приморского города Артема. Первая — петербургская художница Марианна Покшишевская, чьи акварели вдохновили его на совместную книгу. Вторая — японка Сатоко Такаянаги, преподаватель русского языка и литературы университета в Токио. Она перевела стихи Александра на японский.

Сатоко Такаянаги, преподаватель русского языка и переводчик русской лиературы (г.Токио):
"Географическая близость и сходство природных условий Приморья и Японии помогали мне понимать его творческий мир. И иногда казалось, что внутри Александра Евгеньевича живет какой-то японец".

Зоя Кондрашкина, читатель:
"И благодаря Александру мне стала ближе Япония. Это достаточно философская страна, она такая загадочная, да? Закрытая, и я ее начала понимать благодаря его творчеству, его переводам и его стихам".
Из цикла
«Самодвижущиеся образы»

ЛЕТНИЙ ОЗНОБ

* * *

В прогалину неба
Метнулись ласточки, щебеча о лете…
Взбалтываю чаинки в стакане…

* * *

Познабливает молния,
Снятся тревожные отблески,
Громом поперхнулось небо…

* * *

В щелях времени
Книги торчат корешками –
Выдернешь, вечностью сквозит.

* * *

Омытая дождями,
С горечью зреет рябина
У больничного окна.

* * *

Что ни утро, туманное…
Падают навзничь книги, взрыхляя
Старческую пыль разума.


Из цикла
«Вести чужой музы»

ОЛЬГЕ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА

1
Спецназовцы Аризоны –
Кактусы, акации, аканты…
Снежной бури стражники.

2
Питерские фонари
На страже ночи снежной,
Как сагуаро Аризоны.

3
У крепости Корела
Деревья тянут невод с небом,
По колено в притоке Вуоксы.


КУПАЛЬЩИЦА ВАН ДЕЙКА

Выше приподняла осень
Голубой подол поднебесья –
Из белил свинцовых,
Из жжёной умбры обнажённые колени
Купальщицы, пробующей хладную воду…


Из цикла
«После любви»

В ТОМ ОДИНОЧЕСТВЕ, ГДЕ СМЕРТЬ

…В том одиночестве, где смерть
приветлива, ты был не раз, ты был не прав.
Не таясь, ты заходил отважным шагом,
и крыльцо скрипело ступенькой каждой,
заросшей изумрудным мхом,
на ощупь мягким, как щека. Вода
под тяжестью ноги едва-едва подошву
промокала, наметив след на половицах,
поющих, как цикады. – Я здесь, – ты
говорил. – Ну, вот и дома. Листва порывисто шумела
от одного лишь ясеня в ограде. Ты скидывал
одежды, умывался дождевой водой
из старого ковша. И что влекло твое касанье,
как струн невидимых, ты прикасался
чистыми руками, отворяя речь бессмысленным
вещам в том одиночестве, где смерть была
приветлива. И то, что слыло даром до прихода,
отвращалось, как ненужный хлам:
замыкались веки, как ставни в доме; зарастали
мхом уста, как тропы, что уводили
в мрачный бор; но слух был полон таинством:
в одно стекалась речь, как в чашу
озера ночного, где отражался единый образ.
И только капля росная, как нечаянное слово,
вот-вот разбить была готова на множество
осколков эха единый лик того, кто быть вещам
велел в том одиночестве, где смерть
приветлива. – Идем, идём за эхом, ты смел…


ДЗУЙХИЦУ

Перо ещё не набрело на мысль,
но уже оставляет позади себя сырой
чернильный след,
заполняя белизну страницы невнятными знаками,
свидетелями чистого присутствия,
в области которого даже птицы смолкают,
чтобы не лжесвидетельствовать о мире,
над которым пролетают в тот миг,
пока поскрипывает перо, пока никто
не обделен печалью.


ВСТРЕЧ ВЕТРУ

* * *

Ветер, пропахший морем,
Как руки отца, ворвался в окно электрички
И теребит мои волосы…

* * *

Куда впотьмах бредут деревья?
Их гонит ветер или отчаянье?
Я не буду жить в твоих снах,
Незаметно уйду из твоих печалей.
Куда впотьмах бредут деревья,
Шелестя не моими словами?
Твоя грусть оттает, как иней…


ИМЯ ВЕТРА

Болезни приходят, как стихи,
и не покидают нас.
Из той же породы болезнь любви…
Слова становятся всё проще,
как выцветшие травы.
И дни проходят без слова.
Имя ветра прошелестели деревья.
За кем он погнался с охапкой листвы,
распалил клёны на склонах?
Что ж мне греться у чужого костра?
С рук, молча, кормлю его своими стихами –
уходите болезни…
Я прислушался: ветер, ветер…
Приручить тебя, взлохмаченного, как пса…
Как бы не вспугнуть словом ветер…
Бродить с тобой по горам,
в кронах деревьев, рука об руку,
озорничать, ронять листву…


ОКТЯБРЬ

«Если уеду сегодня, покину город,
то не увижу, как вспыхнут клёны в той роще,
которой тебе не любоваться без меня;
а когда вернусь, они уже отпылают…»
С этой мыслью я смотрю на тебя в кинотеатре:
ты улыбаешься не мне, другому…
«Осенние клёны пахнут карамелью, как твои губы…» –
подумалось мне, и я глубоко втянул воздух.
Я отвернулся в сторону и невольно прошептал: «Отпылают».
Это слово слетело с моих губ,
будто ветер сорвал с ветки кленовый лист.
Если бы я услышал: «Останься!»,
я с радостью никуда б не поехал,
вдыхал бы твой аромат,
если б только услышал…


Авторы:
Александр Белых

Белых Александр - Эхо сердца. Книга избранных стихов. 1987–2019 (кн.)

Оставьте отзыв об издании
Имя
Отзыв
Код

Рекомендации:


Бакашин Алексей "Креозот" (кн.)
Авторское издание, 2022
500 р. В корзину