Ссылки

CD: Теуникова и КоМПОзит - "Один страшный день"

Цена: 500 р.

Количество: 

 

Издательство: Выргород, 2021.

Вес: 70 г.

Краткое описание:
Подарочное издание, шестиполосный диджипак, 20-стр. буклет.


1. Катится
2. Wi-Fi
3. Введи войска
4. Сверхъестественный отбор
5. Агент влияния
6. Спастись или прогнуться
7. Сон Аркадия Гайдара
8. Риму конец
9. Извинись
10. Разговор на лестничной клетке со свидетелями Иеговы
11. Доченька
12. Лето
13. Сквозь меня

Юлия Теуникова — голос, акустическая гитара, электрогитара (11), клавиши, семплы
Борис Долматов — акустическая гитара, электрогитара, клавиши, семплы
Пётр Акимов — виолончель, электровиолончель, клавиши
Артём Рябов — бас, безладовый бас (4)
Владимир Bigus Глушко — барабаны (1, 2, 4, 5, 6, 7, 12, 13)
Андрей Панкратов — барабаны (3, 8, 9, 10)
Джон Кукарямба — перкуссия (1-10, 12, 13), варганы (1, 8), флейта-калюка (8), бэки (3, 5, 9)

Запись и сведение: Андрей Ненадышин, студия "Два барабанщика"
Запись баса, барабанов, перкуссия (1, 2, 5): Алексей Дыгай, студия "Правда Продакшн"

Мастеринг: Андрей Ненадышин и Дмитрий Афанасьев, студия "Два барабанщика"

Все песни: Юлия Теуникова

Рисунки: Александр Сорокин, Юлия Теуникова
Дизайн: Андрей Батура, RulfDesign

Спасибо:
Всем действующим и бывшим членам команды КоМПОзит,
Андрею Ненадышину,
Маше Розановой,
Алексею Труфанову,
Алесу (Саше Валединскому),
Андрею Романову,
Наташе Николяше,
Яну Шенкману,
Александру В. Волкову,
Команде клуба «Массолит».

А также всем, кто пожертвовал на запись альбома,
и всем, кто нам помогал и помогает — ваша помощь неоценима, и без вас не было бы нас!

Рецензия Александра В.Волкова:
Аура нового альбома московской команды формируется обострённым чувствованием участников записи и проявляет их качества — и музыкантские, и человеческие. Перед нами рок-альбом, который звучит как политический, но он оказывается и путешествием во внутренний мир лидера, вокалистки, автора песен Юлии Теуниковой. В нём — стремление понять реальность через теоцентричность, через христианский контекст. «Многие песни — истории из личного опыта. Там почти ничего не выдумано» — говорит Теуникова.
Тут нет однополюсных примитивных определений, музыка говорит обо всём и будет понятна, думается, всем. Любая эпоха напрягает, гнёт современников, наше время пугает людей — с названием альбома не поспоришь. Но тем интересней творческий рок-эскиз, отражение жизни в песнях, в душе музыкантов. Таких альбомов очень не хватает миру.
Первая вещь «Катится» — задаёт ноту беспокойства. Потенциальным радио-хитом представляется вещь «Wi-Fi» с припевом «- Не выпуская — Из зоны вайфая». Определяюще звучит — «Боже, введи войска!», она словно переглядывается со старым хитом Полковника «Солдат на привале», который прославил Чиж. «Сверхъестественный отбор» может стать альтернативным гимном. Трек «Агент влияния», вроде бы, не оставляет сомнений в направлении мыслей автора, но тексты песен звучат шире стандартных образов. «Извинись» ритмически наследуют старому хиту Теуниковой «Просыпал», но смена трендов, даже в названиях, — налицо.
В песне «Иегова» виолончель Петра Акимова поет и страдает, а Юлия речитативом создает нешуточную драму. Еще один речитатив «Доченька» добавляет напряжения, но, ближе к финалу, звучит «Лето» — название рождает немало ассоциаций, но слова «Будто бы эту страну кто-то легко подменил…» возвращают слушателя к общему, к главному, а светло звучащая вещь позволяет хотя бы немного выдохнуть.
Сложные ритмы, которые оттеняют вокал, чётки и уверенны, музыка — даже изысканна. Участники записи вложили души и таланты в аранжировки, хочется думать, что они получали удовольствие, создавая звук — ясный и драйвовый. Гитары Бориса Долматова и бас Артёма Рябова так расположены в звуковой палитре, что выдвигают голос вперёд. Ударные не спешат солировать, их много — ритмическую основу саунда создают три музыканта, это не частый случай. За барабанами располагаются или Владимир Bigus Глушко, или Андрей Панкратов, Джон Кукарямба же со своим театром перкуссии играет с каждым из них.
Теуникова всё точнее формирует свой язык, способ общения с публикой. Это рок-поэзия, ищущая просветления и духовной реализации, она стремится вырваться из сжимающихся вокруг людей Сцилл и Харибд обстоятельств и недовольств, нереализованности и невозможности достучаться до ближнего. Надо ли говорить, какая это редкость. Альбом демонстрирует экзистенциальную тревогу и это именно то ощущение, которое сейчас способно объединять. Группа без пауз, словно на вздохе, сохраняет эмоциональную напористость, экстравертность и желание выразиться, сказать Самое Важное, участвовать в происходящем, почувствовать время, в котором мы живём.

Рецензия Фарида Дибаева:
«Один страшный день», на мой взгляд, является самым заметным альбомом этой зимы, по крайней мере, на российской сцене. Тексты Юлии Теуниковой и без музыкального сопровождения производят огромное впечатление, а уж в сочетании с музыкой и её выразительным голосом и вовсе творят чудеса.
На новой пластинке практически нет проходных треков, но если выбирать пятёрку лучших, то это, пожалуй, «Спастись или прогнуться», «Лето», «Разговор на лестничной клетке со Свидетелями Иеговы», «Сверхъестественный отбор» и «Введи войска».
Такая пронзительная лирика, не избегающая болевых точек современности, сама по себе оказывает целительное воздействие, особенно в столь откровенно циничные времена, как сейчас.
Отдельно хотелось бы отметить, заметное невооружённым ухом профессиональное отношение музыкантов к звучанию песен и аранжировкам, практически не свойственное, к сожалению, нашему рок-андеграунду.
И, что ещё немаловажно, мне кажется, впервые студийная запись смогла в полной мере передать всю мощь и энергию живых выступлений Юлии Теуниковой и её группы. А ведь раньше казалось, что адекватное представление об их музыке можно получить только на концертах. Теперь это точно не так.

Юлия Теуникова рассказывает о песнях в альбоме:
Катится
Меня часто спрашивают, когда слышат эту вещь и ей подобные (Дождь, За МКАДом и др.), что это за стиль и откуда мы его стырили. Отвечаю — ниоткуда, потому что нЕоткуда (если услышите что-то подобное, скиньте послушать непременно). А называю его — техноблюз, хотя название весьма условное, но это неважно. Он взращивался годами как в поле трава, периодически возникает в разных песнях, и, если б не порочная тяга к разнообразию и боязнь передоза, игрался бы в каждой второй.
С этой песни мы начали запись, и это единственная песня на альбоме, которая пересводилась два раза. В концертной версии там непременно присутствует варган, который когда-то играл Сорокин, а теперь играет Джон Кукарямба.

Wi-fi
С тех пор, как у меня завелись дети, многие процессы сочинения переместились из закутка с гитарой/фортепиано/компа в голову. Вайфай — одна из таких. Это песня движения. Когда идёшь, шаг — связь есть, вперёд — нет, назад — снова есть. Ловишь. Поймала. Исчез.
Проигрыш к этой песне придумал Боря Долматов. А еще эта песня существует в двух вариантах — с шумами и без. В альбом вошла та, которая с шумами.

Введи войска
В этой песне ритм-секция целиком записана на студии Андрея Ненадышина "Два барабанщика", и здесь же барабанит Андрей Панкратов (в двух первых вещах и в последующей — барабаны Бигуса). Мы не играли ее на концерте до того, как взялись записывать. Боря предложил в ней изменить ритм припева (ввести свинг "на три"), изначально песня была вполне квадратной. Я "подружила" ее с мелодией проигрыша, которая у меня существовала отдельно ото всего уже очень давно и побывала даже рингтоном в старом телефончике. По поводу текста — я уже писала, как он возник, в комментарии к "Новой газете", поэтому повторяться не буду.

Сверхъестественный отбор
Я очень редко что-то тырю (если только это не прикол типа "Russian Сказок"), но тут я могу честно признаться, что вещь навеяна "Down" Run The Jewels. Благо сама конструкция оригинала — общее место в плане формы и ритма. Артем Рябов играет на безладовом басу, если что, только здесь. Петя Акимов прикололся и записал в песню клавиши, как у Раммштайн d Du hast, а еще по полной оторвался на записи электровиолончели. Короче, мы тут с удовольствием прошлись по всевозможным штампам.

Агент влияния
Эту песню мы играем с 2015 года, и она с тех пор претерпела кое-какие изменения. Заглавный рифф на семь восьмых я придумала хрен знает когда, еще в середине нулевых, но он никак не хотел превращаться в песню. Сейчас я уже даже не припомню, почему там сложился именно такой текст — скорее всего, на ходу, в пути. Точно помню фразу, которая так и не вошла в песню — "Ты научи подлеца, как познать волю Отца". В этой вещи очень много работы Мария Розанова, которая к моменту записи уже с нами не играла, уйдя с головой в философский кружок "Вертикалье". Тем не менее, хоть на альбоме ее партию сыграл Петр Акимов, придумывали и отрабатывали мы ее именно с Машей. Ряд ценных идей (шумы и некоторые звуки) привнёс Борис Долматов, и Джон Кукарямба придумал интересные перкуссионные штуки. Вообще это одна из любимых наших концертных вещей, и она групповая в полном смысле слова, в нее каждый что-то добавил.

Спастись или прогнуться
Вот здесь меня память подводит — вещь появилась не то в 2016, не то раньше, и тоже на ходу — я напела ее на диктофон, когда шла по каким-то делам насчет продажи собственной недвижимости. Это была весна, апрель, Серпуховской вал, позади и впереди — несколько этапов сделки, я весело иду по залитой весенним солнцем улице, распугивая странным пением случайных прохожих, у меня с собой куча бабла, и оно где-то там мнётся. Потом мы с музыкантами в несколько этапов её разучивали и шлифовали. Быстрее всех ее выучил Владимир (Бигус) Глушко. На концертах мы ее называем Спа & Про и играем в паре с Агентом Влияния — так она встала и в альбоме.

Сон Аркадия Гайдара
Эту вещь в альбоме мы свели самой первой. Искали звук. Что-то между Imelda May и советскими кинофильмами. Про содержание — фразу из дневника Гайдара «Снились люди, убитые мною в детстве» — я много раз рассказывала на концертах. Почему-то некоторые люди воспринимают эту песню как оскорбление, как покушение на советское святое — видимо, их коробит то, что во втором куплете песни представлено как диалог героя с самим собой. Вообще я не замечала такого трепета раньше — настолько ревностно к советскому наследию люди стали относиться лишь в последние десять лет. Причем они так жестко и непримиримо его защищают — мороз по коже.

Риму — конец
Вторая вещь на альбоме, в которой сыграл Андрей Панкратов. Вообще у Рима от написания до студии был самый короткий путь. Мы ни разу до записи не сыграли ее на концерте. Я придумала басовый рифф, Артём Рябов его слегка модернизировал, Боря устроил короткие сеансы сёрфа... Получился такой дарк-блюз. Остальное я рассказала в комментарии в "Новой газете", ссылка, если кто не видел — тут

Извинись
Нас часто спрашивают, кто у нас всё доделывает до состояния кондиции (до стадии сведения). Признаюсь честно — на данном альбоме это делала я. Причем на этот раз мне крупно повезло: звукорежиссер Андрей Ненадышин работает в той же программе, что и я — в Кубейсе. Кто бы там что ни говорил, это дико прикольно — работать в одной программе со звукачом и не пересчитывать каждый раз с нуля. Не верьте тем, кто говорит, что это неважно. Это важно. Пересчитывать — это ад адский, поверьте, особенно, когда дорожек — под 80 штук. Когда их постоянно пересчитываешь, их можно и потерять, и сдвинуться они могут, бывало такое. Мне проще освоить новую прогу, чем каждый раз пересчитывать, и я это делала.
Понятно, что в целях экономии средств лучше делать всю работу по максимуму самостоятельно, оставив звукачу до сведения минимум доделок. Всё (или почти всё) надо почистить и отровнять, а также дописать всякие партии и звуки туда, где они нужны.
Так вот, на Извинись получилось развернуться как нигде. Мы никогда ничего подобного не делали, поэтому было очень интересно. Эта песня такова, что "платье" у нее простое, а "накидка" замысловатая. Было понятно, что надо ее делать как электронную, но представление о саунде было самое смутное. Случилось это в пору, когда мы не ездили на запись, потому что студия в располагалась в ДК, которое закрыли на карантин. И ничего не оставалось, кроме как дорабатывать и дописывать дома партии к тем новым вещам, которые мы успели записать. Школа была закрыта, на работу мы не ездили, гуляли с детьми и занимались музыкой, и больше ничего. Райское было время. Я понимаю, что меня многие убьют за такие слова, но правда — у нас оставалось бабла ровно на два месяца, и мы с чистой совестью ничего не делали, кроме музыки и шатания по апрельско-майским лесам, куда не совалась полиция. Фиг теперь это когда еще повторится.
Короче, за это время я поняла, как разукрасить песню, нашпиговала ее сэмплами и придумала партию проигрыша, которое первыми пятью нотами мне напоминает "Notorious" Duran Duran. Потом, когда Боря записывал гитары, он оставил этот кусок нетронутым, отдав его электровиолончели, хотя в остальных местах гитар там много. А еще там очень много низкочастотных электровиолончельных эффектов, смиксованных с басом, что тоже для нас новшество. Андрей довершил концепцию звука, раз на шестой оно всех устроило.
Немного о самой песне. Я написала ее под впечатлением от одного случая. В нашем районе был активист, который выявлял проблемы ЖКХ и пытался сотрудничать с властью в работе над их устранениями. И кому-то из местной администрации он начал сильно мешать, его несколько раз избили неопределенные лица, он прекратил работу, переехал, а полиция так и не нашла и не наказала виновных, насколько знаю. Примерно в то же время стало известно еще о нескольких подобных случаях. Когда я об этом рассказывала, мне мало кто верил — "ерунда какая-то, не может такого быть, девяностые кончились давно". Возможно.

Свидетели Иеговы
Песня, написанная по мотивам реального случая из моей жизни. Почти. Потому что история женщины-иеговистки во втором куплете — это история моей семьи, которая лишилась части земли в бывшей деревне Потапово (Южное Бутово). Когда-то там повсюду были деревни, а потом новоявленные ЖСК просто отжимали земли (всю или часть) у людей и выдавливали их оттуда. Кому-то удавалось продать оставшуюся землю подороже, кому-то подешевле, кому-то не удалось вообще. ЖСК отгородило себе огромный кусок земли с федеральными трассами и водными угодьями, разумеется, незаконно. История известная, продолжается до сих пор, я периодически на страницах фейсбука ее освещаю. В фейсбуке есть даже группа "за открытие Потапово".
Над Свидетелями мы работали в том же алгоритме, поскольку она была записана в паре с Извинись. В двух этих вещах — барабаны Андрея Панкратова. А еще там есть радикальная идея Бори Долматова, который подложил "авангардное" пианино под собственное гитарное соло. И от Бори же (или от Пети? Или от Бигуса?) неизменный Джизус Крайст в конце припевов.


Авторы:

Теуникова и КоМПОзитЮлия ТеуниковаПётр Акимов
Владимир "Биг" Глушко



Теуникова и КоМПОзит - Один страшный день

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Алес "Парад планет" (кн.)

Москва: Столица-Принт, 2016. Добавить в корзину

Цена: 200 р.

Разработка и cопровождение - Выргород